18 ноября понедельник
СЕЙЧАС +0°С

Начальник криминальной милиции Башкирии — о том, как держал в кулаке воров в законе в лихие 90-е

В интервью UFA1.RU руководитель силовиков рассказал истории, которых не найти в интернете

Поделиться

Гайнулла Гиззатуллин переловил за всю жизнь столько жуликов, сколько не вместит ни одна колония

Гайнулла Гиззатуллин переловил за всю жизнь столько жуликов, сколько не вместит ни одна колония

90-е годы прошлого столетия вся страна запомнила как расцвет разбоя, криминальных авторитетов и воров в законе. Сдерживать натиск этих личностей призваны были бывшие советские оперативники, хотя бывших не бывает. Они-то и оберегали покой обычных граждан. О том, как обстояли дела с криминалом в Башкирии в то время, корреспонденту UFA1.RU рассказал бывший заместитель криминальной милиции республики Гайнулла Гиззатуллин.

«В Башкирии криминальных авторитетов не было»

«В связи с участившимися разбойными нападениями рекомендуем на дороге не останавливаться». Это текст реальных плакатов, которые висели вдоль трасс в Волгоградской области. Местные оперативники пытались обезопасить водителей-дальнобойщиков хотя бы так. А они гнали из этой области в Башкирию, так как знали, что на дорогах республики гораздо безопаснее.

— Это связано с бессилием милиции той области, — говорит Гайнулла Гиззатуллин. — Мы в Башкирии были готовы к этому, плакаты не вешали, а проводили по-настоящему профилактические и оперативно-разыскные мероприятия. Хотя мы и ругаем гаишников, но в то время они оберегали границы республики и делали это хорошо. У нас было два полка — республиканский и городской. На въездах в Башкирию стояли КПМ, а на них должным образом экипированные и вооружённые сотрудники Госавтоинспекции. Они-то и удерживали обстановку на дорогах.

И так разгул преступности сдерживали по всему региону — Гайнулла Самигуллович сам держал руку на пульсе. По инициативе УВД Уфы на улицах появились так называемые в народе «стаканы» с патрульно-постовыми милиционерами, которые следили за порядком на улице. Сейчас их уже нет, а служившие некогда оплотом спокойствия будки снесли.

— Мы старались контролировать ситуацию, и у нас это получалось, — рассказывает полковник. — В 90-е милиция Башкирии вошла подготовленной. И в этом большая заслуга бывшего министра внутренних дел Файрузова. Он создал команду, которая умела, хотела и работала хорошо. В Башкирии как таковых криминальных авторитетов не было. Были смотрящие районов и один вор в законе, который ими управлял.

25 миллионов долларов на «раскачку» башкирских тюрем

Башкирские исправительно-трудовые учреждения называли махровыми или красными, поскольку обстановку там контролировала администрация учреждений. В этой связи другие регионы России, где внутри зон властвовали криминальные авторитеты, старались направлять своих неисправимых авторитетов в республику. Тут им приходилось соблюдать установленный в исправительных учреждениях порядок.

— В своё время жулики выделили 25 миллионов долларов, чтобы «раскачать» обстановку в исправительных учреждениях Башкирии и хоть как-то ослабить хватку милиции. Но это им тогда не удалось, — рассказывает Гайнулла Гиззатуллин.

По словам полковника, и среди воров встречаются люди своего слова.

Со многими жуликами полковник «остался друзьями»

Со многими жуликами полковник «остался друзьями»

«Вот вам раскладка по нераскрытым преступлениям»

Однажды башкирские опера получили информацию, что из Москвы в Уфу летит вор в законе одной из кавказских диаспор. Оперативники знали, зачем он едет, — делить Затонский рынок. Его задержали, хотя и знали, что надолго удержать в СИЗО этого человека не удастся. Но на тот момент оперативники сработали правильно — своих людей он не встретил, в разборках не участвовал.

— Мы знали, что все равно он выкрутится. Так и получилось. Местные представители диаспоры наладили с ним связь. Членов местной диаспоры я знал хорошо. Поэтому они обратились ко мне с просьбой: «Он хочет с вами встретиться». Каждый уважающий себя опер от такой встречи не должен отказываться, какой бы ни был результат встречи. Я прекрасно понимал, что это нужно, однако надо согласовать с министром. Если вдруг о нашей встрече станет кому-то известно, сразу спросят, на каком основании руководитель криминальной милиции встречается с вором в законе? Доложил об этом Диваеву, он дал добро, так как он сам был опытным сыщиком.

Встреча опера и вора в законе состоялась, представитель преступной элиты обозначил милиционеру просьбы, которые, по его мнению, нужно решить. Рассказать об этом подробнее, даже спустя столько лет, Гайнулла Самигуллович не может — тайна следствия.

— Я послушал и сразу сказал, что какие-то решу, а о каких-то даже просить не стоит. Слово я своё сдержал. Когда он освободился, у меня сразу раздался звонок: «Вас этот человек ждёт возле универмага "Уфа". Я приехал, сел в машину, он отправил водителя, и мы остались вдвоём. Он говорит: «Вы хороший мент, настоящий, что обещали, то выполнили. Я не стукач, но вы по-человечески со мной поступили. Вот вам раскладка по нераскрытым преступлениям — кто совершил, где орудие преступления. Мы с вами больше никогда не увидимся, но вам большое спасибо, а это моя благодарность».

Он уехал, а башкирские оперативники после этого раскрыли много преступлений по его наводке.

Нормальный, вменяемый жулик

Вор в законе по кличке Егор, который управлял Башкирией до недавнего времени, умер совсем недавно. Гайнулла Гиззатуллин характеризует его как адекватного, разбирающегося в обстановке жулика.

— Раньше у воров в законе были свои традиции, какая-то порядочность была. По большому счёту за самим Егором и его окружением постоянно велась оперативная работа, прослеживали каждое движение. Например, получаем оперативные данные о том, что в Благовещенске назревает какой-то конфликт, точнее, разборка между группировками. Нельзя допустить того, чтобы конфликтная ситуация развилась, иначе все может дойти до стрельбы или поножовщины. И могут быть жертвы не только среди членов группировок, но и среди невинных людей, случайно оказавшихся в гуще событий. Для предотвращения этого необходимо было работать на опережение. Вызываем или назначаем встречу с Егором: в ходе беседы даём понять, что мы располагаем информацией о назревшей конфликтной ситуации, что там участвует его люди. Он не дурак и прекрасно понимает: если что-то такое случиться, то он первый попадёт под «пресс». В итоге разборка предотвращена, свои вопросы они разрешили в ресторане. Так и жили, — вспоминает Гайнулла Самигуллович.

Кроме самого Егора, который отвечал в криминальном мире за Башкирию, были смотрящие каждого города.

— У нас не случилось, как в Туркменистане, когда туркмен-паша собрал всех своих воров в законе, расстрелял и сказал: «Я один здесь вор в законе». В Грузии то же самое было, все грузинские воры в законе у нас живут, там никого нет, — смеётся полковник.

Полковник знал всех авторитетов в Башкирии

Полковник знал всех авторитетов в Башкирии

«Сынок, ты кушал?»

Раскрывали дела с помощью разных инструментов. Например, в крупных группировках работали опера под прикрытием.

— Один до майора дослужился, второй — до капитана. Их личные дела под другой фамилией лежали в кадрах. Почему под другой? Потому что там тоже предателей хватало. А настоящие лежали у меня в сейфе, — вспоминает Гайнулла Самигуллович. — Я все знал, что происходит в этих группировках. Так было много дел раскрыто. Но никогда их не подставлял, иначе их могли убить.

В то время 99% оперов работали на энтузиазме. Они хотели помочь стране и простым людям избавиться от преступности.

— Приятнее всего на душе, когда видишь радость в глазах какого-нибудь пацана, которому вернул велосипед, купленный родителями на последние деньги, — вспоминает полковник. — Мне больше всего запомнилось, как я раскрывал грабёж шапки у обычной бабушки во времена, когда ещё был молодым лейтенантом. Шапку сорвали с её головы, а она даже толком грабителей не может описать, зацепок мало. В то время в ходе оперативно-разыскных мероприятий у задержанных по подозрению в совершении каких-либо преступлений обнаруживали много различных шапок. Я их в пакет кладу и иду после работы к ней. Разложу на столе: «Бабушка, выбирай». А время позднее — 10-11 часов вечера. Раз пришел, два пришел, на третий она меня спрашивает: «Сынок, ты кушал?» И накормила меня. В следующий раз также. А потом говорит: «Да брось ты эти шапки, не мучайся». После этого случая она ещё ни раз угощала меня своим вкусными пирожками.

Если вы хотите поделиться своей историей про лихие 90-е, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp по номеру +7 987 101-84-78

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
7 мая 2019 в 09:30

На детектор лжи его.....и еще много преступлений раскроется!

Гость
7 мая 2019 в 09:15

Он занимался спортивной охотой, ловил и отпускал))

Гость
7 мая 2019 в 08:36

Какой то не понятный человек, в другой Уфе похоже жил, для всех авторитеты были в 90-е, а он о них не слышал )))