Раненого лезли спасать через окно: корреспондент UFA1.RU прошел по следам расстрела в Учалах

Мы восстановили хронологию событий массовой расправы

Поделиться

Артура и Ляйсан соседи считали тихой парой

Фото: Артур И. / Vk.com

События раннего воскресного утра 13 января учалинцы вряд ли забудут скоро — не каждый год в районе начинается с массового убийства, ради которого на место преступления приезжает сам министр внутренних дел региона Роман Деев.

Сначала это были лишь слухи: кто-то кого-то подстрелил, да не одного, а двоих или троих, да еще на глазах у детей. К обеду в полиции практически все подтвердили, а следователи озвучили свою версию:

— Местный житель был в состоянии алкогольного опьянения, поссорился с женой. Опасаясь за свою жизнь, та убежала к соседям. Злоумышленник преследовал ее с ружьем в руках, ранил соседа и убил его супругу, потом ранил второго соседа, который от полученного ранения скончался в больнице. После мужчина догнал и убил свою жену и свел счеты с жизнью, — сухо описал происходящее сотрудник пресс-службы республиканского следкома.

В течение дня корреспонденты редакции UFA1.RU выясняли подробности, и уже через несколько часов стало очевидно: чтобы разобраться в деле, надо ехать на место.

Добродушный охотник

Пользователи Сети обсуждали убийцу, не зная, что его уже нашли мертвым

Фото: Источник UFA1.RU

Личность убийцы мы узнали почти сразу благодаря ориентировке. Ее успели распространить по Сети до того, как нашли последние два тела — убийцы и его жены Артура и Ляйсан. Первые впечатления о 34-летнем Артуре были противоречивы: друзья отзывались о нем как о веселом, добродушном и неагрессивном человеке, а случайный таксист рассказал, что едва не стал первой жертвой стрелка:

— Рано утром, примерно 15 минут шестого, он ко мне сел в машину, мы доехали до села Учалы, где он живет. Он сказал, что денег рассчитаться нет, оставил мне телефон свой и ушел, а я остался, жду, — вспоминает те страшные минуты мужчина. — Вдруг выбегает жена, рука в крови, мне говорит: «Зачем вы его привезли?» Я не понял ничего. Начал разворачиваться и увидел на крыльце мужчину с ружьем. Я газу добавил и начал уезжать. Он сначала выстрелил мне в колесо — попал в диск, слава богу. А потом он бежал и стрелял мне в машину. Вот, две дырочки [показывает на заднее стекло автомобиля], одна насквозь. Я выскочил из машины, потому что был снегопад, дорогу замело, и побежал. Куда побежал — сам не знаю. Потом смотрю — сзади его нет. Вызвал полицию, позвонил в 112. Через несколько минут они приехали, и началось обследование всего и поиски преступника.

Друзья семьи легко объяснили и наличие оружия в их доме: Артур был охотником, на гладкоствольный пятизарядник он получал официальное разрешение.

Металась по поселку, искала укрытие

Из Уфы мы выехали утром на следующий день. Дорога до села Учалы заняла почти шесть часов, оно находится в пяти минутах езды от одноименного города. В поисках нужного адреса по заснеженным сельским улицам мы кружили еще минут 15. И в конце концов приехали на самую дальнюю окраину, в район новостроек (участки здесь нарезали в начале 2010-х).

Дом Артура и Ляйсан выглядит недостроенным — сруб не успели закрыть красивой обшивкой

Фото: Ольга Блажнова

Калитка распахнута настежь, надежда застать хоть кого-то в доме Артура и Ляйсан гаснет — снег лежит ровным слоем, даже следов нет. Теперь, после гибели родителей, хозяевами тут остались дети: первоклассник-сын и пятилетняя дочь. Но и их здесь тоже нет — забрала к себе бабушка.

Охотник с семьей переехали в этот дом около трех лет назад. Артур и Ляйсан поженились, как только девушка закончила школу, он был старше ее почти на десять лет. Глава семейства работал на местном горно-обогатительном комбинате, а его жена официально трудоустроена не была, поскольку сидела с детьми. Однако женщина подрабатывала в компании, которая выдает микрозаймы.

От дома Артура и Ляйсан до ближайших соседей метров 30. Рядом с калиткой к забору кто-то прислонил рядком десять алых роз. Теперь во дворе хозяйничает молодой человек лет двадцати. Парень только и пробурчал, пряча глаза, что он брат, и скрылся от нас за дверью.

Цветы оставили рядом с калиткой

Фото: Ольга Блажнова

Соседи охотника, Гульсия и Зариф, купили дом в прошлом году. Их дети примерно того же возраста, что и у Артура — первоклассница-дочь, сыну три года. Поначалу семьи дружили и гостили друг у друга.

— Самая красивая и гармоничная пара, всегда, глядя на вас, восхищались, такие талантливые, почему все так несправедливо, — эти слова прозвучали на похоронах Гульсии. Она работала педагогом в учалинской школе искусств. Зариф тоже артист — когда-то он был танцором в местной самодеятельности, а теперь лежит в больнице.

Дверь их дома стала первой, куда постучалась за помощью испуганная женщина. Открыл ей Зариф, чуть позже на шум вышла Гульсия. К этому времени Артур оставил в покое таксиста и успел перезарядить ружье. Выстрел в упор застал Гульсию на лестнице, Зарифу повезло больше — его ранение оказалось тяжелым, но не смертельным. Дети во время стрельбы оставались на втором этаже.

В этом доме веселая творческая семейная пара прожила едва ли год

Фото: Ольга Блажнова

Вид первой пролитой крови охотника не остановил — его цель каким-то образом сбежала, и он ринулся вдогонку. Следы широких шагов женщины (бежала?) ведут от забора к дорожке на соседнюю улицу, а потом снова теряются в сугробах между заборами, где проходит узкая межа с участками двух других соседей.

До следующего дома, куда кинулась в надежде на спасение Ляйсан, около семисот метров. На него нам указал случайный прохожий.

Медики залезали к раненому через окно

Путь Ляйсан и ее преследователя до Рафиса полностью восстановить невозможно. Вероятно, женщина бежала напрямую к дому, в котором надеялась найти защиту полицейского. 

Во дворе дома майора полиции мы застали родственников, которые приехали на похороны. Тут же была и старшая дочь убитого.

— Мы вообще не знали этих людей, не знали эту женщину. Ни папа, ни я, — девушке больше нечего сказать, она отвернулась, вытирая глаза.

Рафис сам построил дом для своей семьи

Фото: Ольга Блажнова

Часть произошедшего в этом доме можно восстановить со слов ближайшего соседа. Булат к тому же знал Рафиса с самого детства:

— Он позвонил часов в шесть утра, сказал только: «Меня подстрелили, забери мою семью». Не помню, как перемахнул через забор. Позже только понял: побеги я в калитку и через улицу, как раз напоролся бы на ствол. В дом через дверь зайти не смог, увидел окно открытое, залез. Рафиса нашел в коридоре, крови много. Сначала подумал, что их всех убили, но они попрятались кто куда (у 40-летнего Рафиса и его жены трое детей). Самой старшей девочке уже исполнилось 20, младшей дочери — 16 лет, а сыну недавно стукнуло 5 лет.

Впопыхах Булат примчался без телефона, чтобы вызвать скорую, пришлось возвращаться домой. Когда приехали медики, двери в доме полицейского все еще были закрыты:

— Мне показалось, они минут 30–40 до нас добирались. Приехали, а войти не могут — дверной замок прострелен, дверь заклинило. Врачи в окно сначала отказывались лезть, мол, если сами покалечатся, некому будет помощь оказать. Но кое-как уговорили, они залезли. А потом я еще минут десять дверь выбивал, чтобы Рафиса на носилках до машины донесли.

Раненого успели довезти до больницы, но картечь перебила бедренную артерию, мужчина скончался от кровопотери. Теперь местные называют полицейского настоящим героем — он до последнего защищал семью.

А Ляйсан выскочила в окно и побежала назад, к своему дому. Но не успела. Тело 26-летней женщины, как и ее преследователя, нашли соседи Рафиса во дворе через дом.

Межа между соседними участками

Фото: Ольга Блажнова

Убийца — не опустившийся маргинал

Спустя сутки после стрельбы сельчане прощались с Гульсией и Рафисом. Тело охотника Артура забрали его родители, чтобы похоронить в другом селе — в 50 километрах от места трагедии.

К этому времени местные узнали, что произошло: Артур гулял в кафе до утра, напился, вот и убил из ревности. Ругали при этом все больше Ляйсан (спровоцировала) да еще сельскую администрацию (не уследили). При этом каждый, с кем мы общались, самого Артура характеризовали исключительно положительно: спокойный, не алкоголик, неагрессивный. Лишь один из наших собеседников признался: Артур жену бил. Ляйсан даже уходила от него из-за этого, но потом «одумалась» и вернулась.

Сказать, что именно стало «последней каплей», так никто и не смог. Вероятно, это установят следователи, когда закроют уголовное дело, его возбудили по статье «Убийство двух и более лиц». Одно можно сказать с уверенностью: преступник — не опустившийся маргинал.

— Артур работал в шахтостроительном управлении с 2012 года. На работе был на хорошем счету, замечаний со стороны работодателя не имел, коллеги отзываются о нем хорошо, — сообщили в учалинской администрации.

«Уходить из семьи женщинам просто некуда»

Ляйсан хоронили на второй день после трагических событий

Фото: Ольга Блажнова

Мнение консультирующего клинического психолога, гештальт-терапевта Марии Наймушиной:

— Чаще всего уходить из семьи женщинам просто некуда. Выбор в пользу «уходить» потому и сложен, что плюс там только один — не будет бить муж. Зато станет негде жить, будут осуждать всем селом и родственники со словами «все так жили, это с тобой что-то не то», станет нечем кормить детей и себя, и «хоть на панель иди» (это реальные слова реальных женщин, часть из которых пошла).

Уходить — это выход, когда есть куда идти, будь то церковь, хорошие подруги, действительно близкие родственники или кризисный центр. Чаще всего идти некуда, и первое, что стоит делать (если это ситуация хронического насилия без прямой угрозы жизни «здесь и сейчас»), — это искать способы сохранить хотя бы для себя свою нормальность — ощущение того, что ненормально во всем происходящем — насилие. Что ни один поступок человека не заслуживает того, чтобы ломать его волю, тело и душу. Ни один поступок, проступок или что угодно еще. Ни одну пострадавшую нельзя обвинять в том, что ее бьют. Потому что нет таких причин. Поднять руку, ногу или топор — всегда решение насильника. Прекратить происходящее может только агрессор.

Более реалистичный выход в таких ситуациях — искать помощи и просить ее там, где готовы откликнуться.

Женщина, мать, жена, принимающая решение выйти замуж, не выбирает насилие, она идет в брак за теплом и любовью, которым готова делиться и хочет принимать его в ответ. Когда в семейные отношения теплом, лаской и заботой, своим внимание, временем вкладывается одна сторона, а вторая отвечает недовольством, требованиями стать лучше и насилием — это не семья. Это тюрьма с постоянными пытками, из которой некоторые не успевают выйти живыми. Это место, в котором калечатся не только женские, но и детские судьбы и жизни. Любая женщина, попавшая в ситуацию домашнего насилия, нуждается в помощи и поддержке, чтобы вернуть себе себя, суметь защититься самой и защитить детей. Ей можно помочь, даже просто сказав: «Проблема не в тебе, проблема в агрессоре, и его невозможно изменить», «Ни один человек на земле не заслуживает такого обращения, ты важна и нужна своим детям, спасайся любым возможным способом», «Мы готовы поддержать тебя в решении спастись, и хочу помочь тебе всем, что будет в моих силах».

Супруги, с которыми стрелок расправился первыми, — звезды местного значения

Фото: Рита Уметбаева/vk.com

Горячая линия для женщин, пострадавших от домашнего насилия: 8–800–7000–600 (круглосуточно, анонимно, бесплатно).

Если вы стали очевидцем ЧП, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассниках», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 987 101–84–78. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментировать

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей 8 (347) 286-51-96 (доб. 3763)