7 декабря суббота
СЕЙЧАС +0°С

16-летняя мама из Башкирии: «Перед Богом поклялась, что дочку свою никому не отдам!»

Наш корреспондент побывал в гостях у сироты с ребенком и выяснил, как ей живется в приемной семье

Поделиться

Зилия и Таня искренне надеялись, что смогут поладить

Зилия и Таня искренне надеялись, что смогут поладить

Мы задумывали этот текст как хеппи-энд грустной истории 16-летней девушки Татьяны, которая попала в сложную жизненную ситуацию. С пяти лет Таня росла в детдоме, в семь попала в приемную семью. В 14 жизнь снова полетела под откос — девушка влюбилась, в 15 родила дочку, с отцом ребенка отношения не сложились, а приемная семья от «ребенка с ребенком» отказалась. Молодую маму с малышкой на год поместили в уфимский Центр семьи, а выход оттуда был незавидный: Тане — снова в детский дом, дочке — в дом малютки.

В отчаянии молодая мама обратилась к горожанам и попросила найти ей приемную семью, которая приняла бы ее с ребенком. И такая семья нашлась. Но счастливого финала не получилось.

Корреспондент UFA1.RU выяснил, почему рухнули надежды Тани на крепкий тыл, и какая судьба ждет ее и годовалую дочку.

«У нас все очень плохо. Не приезжайте!»

Мы не послушались приемных родителей Тани и все равно поехали в Архангельский район

Мы не послушались приемных родителей Тани и все равно поехали в Архангельский район

В деревне Убалары Архангельского района живет замечательная семья Рамазановых, супруги Гусман и Зилия вырастили двух родных и 17 приемных детей. И когда в декабре прошлого года Гусман увидел по телевизору бегущую строку о том, что молодая мама ищет приемную семью, не раздумывая позвонил на телеканал и сказал, что согласен взять опеку над Татьяной и ее малышкой. Казалось бы — вот он, «хеппи-энд».

Но когда я позвонила Рамазановым и попросила принять меня, чтобы рассказать о замечательной истории в День защиты детей, Гусман категорически отказался:

— У нас все очень плохо. Никого не хотим видеть. С Татьяной мы не сошлись характерами: она не желает подчиняться правилам нашей семьи, манипулирует нами через малышку, которую мы очень полюбили. Наверное, нам придется отказаться от опекунства. Пожалуйста, не приезжайте!

В гостях у семьи, приютившей юную маму с ребенком

Снимать Таню нашему корреспонденту категорически запретили, пришлось позаимствовать снимок у коллег

Снимать Таню нашему корреспонденту категорически запретили, пришлось позаимствовать снимок у коллег

На свой страх и риск я все же поехала. В отделе опеки районного центра — села Архангельское — меня встретили холодно. Впервые в жизни мне пришлось предъявить свое удостоверение «Союза журналистов России» — с корочки сняли копию и положили в стол. После долгих уговоров начальник отдела Нина Александровна Кривцова согласилась поехать со мной в приемную семью и на месте выяснить, почему «нашла коса на камень». С нами поехали еще сотрудница отдела и психолог.

Татьяну мы забрали прямо из школы. Симпатичная, молодая, эффектная… Девушка-подросток. Встретишь на улице и ни за что не догадаешься, что она уже мама. Ехали до деревни в тесноте. Татьяне кто-то постоянно посылал голосовые сообщения на телефон, командовал, распоряжался, и чувствовалось, что она крайне напряжена.

В доме Рамазановых нас ждали. Был накрыт роскошный стол. В просторной комнате чисто, уютно, тепло. Печь только что протопили. Нам улыбалась чудесная малышка Айлин, дочь Татьяны. Чувствовалось, что Зилия, приемная мама Тани, в ребенке души не чает.

Но глава семьи был настроен решительно:

— Не можем мы с Татьяной сладить. Сколько я детей вырастил, всему научил: и дом строить, и огород копать и все по хозяйству делать. Все выросли, разлетелись, свои семьи завели. По праздникам у нас собираются — огромная семья. А она всех нас рассорила. К игрушкам Айлин внучкам нашим не разрешает подходить. Получила пособие, накупила кока-колы и чипсов, наелась, а малышка всю ночь плакала: животик у нее болел. Татьяна все еще кормит дочку грудным молоком!

Между делом Гусман дал понять, что намерен отказаться и от Тани, и от Айлин, и уже подыскивает для них новых опекунов. А если не сложится — что ж — здравствуй, детский дом и дом малютки.

Все испортила «длинная рука» из Израиля

А может, городская девушка просто оказалась не готова к деревенской жизни

А может, городская девушка просто оказалась не готова к деревенской жизни

Много еще претензий и жалоб на девушку с характером я услышала от главы семьи. А Зилия, когда он вышел из комнаты, тихонько сказала:

— Все у нас было бы хорошо. Да постоянно в наши дела вмешивается какая-то женщина, Тамара ее зовут, живет в Израиле. Целыми днями эсэмэски Тане посылает, настраивает ее против нас, мол, зачем в такую глушь поехала. А у нас, видите, и вода в доме горячая и холодная, и баня — все условия для жизни есть. Если б не эта Тамара, то, наверное, мы смогли бы притереться друг к другу.

И действительно, во время моего разговора с Татьяной жительница Израиля постоянно вмешивалась в беседу, диктовала свои условия, угрожала. Я попросила Тамару отложить наш разговор и дать мне возможность самой разобраться в ситуации.

У Тани тоже накопилось много претензий к опекуну, мол, он слишком нервный, не может спокойно разговаривать, только кричит. И подводя итог разговора, добавила, что не может больше здесь оставаться, потому что отношения с главой семьи испорчены до основания.

— Я пошла в церковь и поклялась перед Богом, что никому не отдам малышку и никогда от нее не откажусь, — воскликнула в разговоре Татьяна.

— Очень взрослое, серьезное решение, — похвалила я её.

Когда мы остались наедине, Татьяна рассказала мне про Анну, женщину, живущую в Уфе. Якобы она хотела взять молодую маму с ребенком к себе. Но позже через отдел опеки я выяснила, что Анна собиралась принять к себе только малышку без мамы и готовила на нее документы. В конце концов, она написала отказ от опекунских обязательств. Вот тут-то в Таню и вцепилась мертвой хваткой заморская Тамара.

Монтекки с Капулетти ни при чем!

Когда я вернулась в Уфу, история получила совершенно неожиданный поворот. В воскресенье раздался звонок, и Татьяна рассказала мне, что у нее есть молодой человек, которого зовут Алмас. Ему 19 лет, он живет в Белорецке и хочет взять ее в жены.

— Мы знаем друг друга уже два года, любим и доверяем друг другу, — добавила в конце разговора Татьяна.

Вот это да! Прямо история про Ромео и Джульетту. Только здесь не Монтекки и Капулетти разделяют любящих, а строгий отдел опеки и Министерство образования, которые должны все досконально проверить, прежде чем дать разрешение на брак: сможет ли молодой человек взять на себя такую ответственность. Ведь Татьяне надо еще доучиться в школе. Где жить? На какие средства? Кто будет смотреть за малышкой?

Дом Рамазановы, хоть и деревенский, обустроили со всеми удобствами. Здесь они вырастили 17 приемных детей и двух своих

Дом Рамазановы, хоть и деревенский, обустроили со всеми удобствами. Здесь они вырастили 17 приемных детей и двух своих

«Не хочу, чтобы катилась по наклонной»

Именно такие вопросы я и задала Алмасу, связавшись с ним по телефону. Мы созванивались и беседовали несколько раз. Молодой человек демонстрировал серьезность своих намерений. Объяснил, что живет и работает в Белорецке, снимает там квартиру, а в родной деревне у него есть дом и мама его согласна смотреть за Таниным ребенком.

Кажется, все складывается как нельзя лучше и для Татьяны, и для ее малышки. Но есть некоторые моменты, которые требуют еще детального выяснения. И потому не будем делать поспешных выводов.

Алмас же сказал в одном из разговоров:

— Я готов принять и дочку Татьяны как свою. Знаю примеры среди моих родственников, когда мужчина женился на женщине с тремя детьми. В браке у них родилось еще двое общих детей. — Я сам вырос в интернате и с детства нахлебался горя, — продолжил свою исповедь юноша. — Поэтому мы с Татьяной понимаем друг друга. Сколько видел в интернате малолеток, у которых отнимали детей. А потом они катились по наклонной. Мне не хочется, чтобы и с Татьяной случилась такая история. Я буду за нее бороться!

Молодой человек рассуждал вполне разумно и аргументировано. И хотя журналист должен быть беспристрастным, но я в глубине души начала болеть за эту молодую пару и желать, чтобы все у них сложилось хорошо.

Агрессивная представительница таинственной Международной организации

А что же это за таинственная Тамара? Женщина назвалась психологом и представительницей некоей Международной организации, но назвать ее категорически отказалась. Только с достоинством доложила:

— У меня огромный международный статус по работе с детьми-сиротами и инвалидами, которые попали в трудную ситуацию.

И надо сказать, что манера общения у этой таинственной незнакомки показалась мне крайне агрессивной. Даже мне от нее досталось по полной программе.

Тамара прислала мне голосовое сообщение из Израиля, где в первом же предложении категорично заявила:

— Занимайтесь своими внутренними делами, потому что Таня — это Таня, и таких много. Но возле нее — маленький ребенок, который находится в опасности, — сообщила моя невидимая визави.

Затем Тамара подробно рассказала мне, какая негодяйка, оказывается, опекаемая ею Таня: лживая, лицемерная, любит погулять и так далее и тому подобное. То есть дала девушке, которую вроде бы защищает, такую характеристику, с которой и в тюрьму не возьмут. Какая оригинальная стратегия защиты!

В конце беседы на мой вопрос, на каком основании человек, живущий в Израиле, вдруг вмешивается в судьбу незнакомой ей девушки из далекой Башкирии, Тамара ответила:

— Я имею право. Я общественный деятель, международный волонтер. Я за это деньги не получаю, но помогаю детям в трудной ситуации. Сюда ко мне в Израиль приезжают по шесть-восемь человек и живут у меня, потому что в другом месте жить очень дорого, — чуть ли с гордостью заявила Тамара. — Меня знают многие, но никто не видел. Так что руки у меня на всех длинные!

После такой фразы, прозвучавшей как угроза, тем более из уст психолога и защитника детей, общаться с ней и вовсе расхотелось.

Прекратила с ней общение и Татьяна, даже стерла номер из мобильника. А мне сказала:

— У меня после каждого разговора с Тамарой начинала болеть голова.

Кому понадобился младенец

Как признались и сами Рамазановы, и сама Татьяна, именно ее вмешательство испортило отношения девушки с главой приемной семьи. Теперь у Тамары — новая цель: всеми силами пытается помешать Татьяне и Алмасу соединиться, собирая и сообщая даже мне всякий компромат и на молодого человека.

А вот причину своей болезненной заинтересованности в сироте и ее малолетней дочери Тамара сообщать не стала.

Известно, что за границей стоит огромная очередь на усыновление брошенных российских малышей. Как сообщила Нина Кривцова, только в Архангельском районе таких детей, воспитывающихся в приемных семьях, более ста. Может, в этом весь секрет столь повышенного интереса к судьбе молодой мамы-сироты и к ее ребенку за рубежом?

Мы обязательно будем следить за продолжением этой истории.

Вместо послесловия

В отделе опеки района избранника Тани одобрили...

В отделе опеки района избранника Тани одобрили...

Когда материал уже верстали, мне позвонила Таня и рассказала, что документы Алмаса прошли проверку в отделе опеки Архангельского района, и их направили в Министерство образования Башкирии. Если там скажут, что мальчик хороший, ребята получат разрешение на брак.

Если вы хотите поделиться с Таней добрым советом, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp по номеру +7 987 101–84–78. 

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
М-да.
3 июн 2019 в 19:55

Мыть полы в сельсовете тоже очередь.

Богдан
2 июн 2019 в 12:31

Нагуляла ребенка в таком возрасте не пойми от кого, сейчас очередной раз влюбится и еще родит а потом еще и еще... А дети будут брошены и никому не нужны Таким нужно ограничивать возможность рожать с помощью медицины

Гость
8 июн 2019 в 21:08

Кроме девы Марии девушек с ребёнком не бывает. Есть женщины с ребёнком. Вне зависимости от возраста.