21 февраля четверг
СЕЙЧАС -8°С

Мать ребенка, которому ампутировали руку в уфимской больнице: «Эксперты не нашли вины медиков»

Женщина надеется отсудить компенсацию, чтобы хватило сыну на протез

Поделиться

Малыш недавно отпраздновал свой день рождения

Фото: Анна А./Vk.com

В июле прошлого года в стенах перинатального центра новорождённому ребёнку ампутировали руку. Врачи давали малышу 20% на то, что он выживет, но Игнат оказался сильным, выкарабкался.

Крайние меры медики, со слов матери, объяснили развившейся инфекцией. Мама малыша Анна считает, что врачи допустили преступную халатность.

После шумихи в СМИ Следственный комитет Башкирии возбудил уголовное дело по статье «Оказание услуг детям до шести лет, не соответствующих требованиям безопасности и повлекших тяжкий вред здоровью». Но обвинение до сей поры никому так и не предъявили. Почему — разбирался корреспондент Ufa1.

Отрезали по самое плечо

Игнат был долгожданным ребёнком — о малыше Анна с мужем мечтали 12 лет. Женщина не скрывает, что беременность была сложной, ребёнок родился раньше срока и не дышал. Мальчик длительное время находился под капельницей и аппаратом искусственной вентиляции лёгких.

Из перинатального центра молодую мать выписали, а малыша оставили выхаживать. Через несколько дней молодой маме позвонили из роддома.

— Срочно приезжайте, необходимо ваше разрешение на операцию: у ребёнка из-за катетера опухла рука, — сказали медики обеспокоенным родителям.

Супруги поставили подпись на документах, а на следующий день ребёнку ампутировали руку по самое плечо. Со слов медиков, развилась гангрена, ручку сохранить было невозможно: по одной из версий, из-за постоянных инъекций у малыша могла случиться закупорка сосудов.

Малыша перевели в РДКБ. Лечащий врач сразу предупредил Анну, что шансов выжить у её сына не больше 20 процентов и не исключено, что после операции состояние ребёнка будет ухудшаться.

В октябре, после трёх месяцев в больничных стенах, мальчик наконец оказался дома.

Малыш развивается хорошо

Фото: Анна А./Vk.com

Проблемы после выписки

— Ребёнок чувствует себя хорошо, развивается на свой возраст. Начинает ходить. Ему трудно без ручки, не может держать равновесие, одной рукой хватается за диван, тянется, падает. Не понимает, почему не получается ухватиться, пробует снова, — делится мать мальчика.

Без последствий такое испытание не обошлось и для организма.

— Сразу после рождения ему поставили бронхолёгочную дисплазию. Суть в том, что у Игната плохо раскрываются лёгкие. Препарат помогает ему дышать, он принимает его с самого первого дня. Как объяснил пульмонолог, снять необходимость в препарате не могут до трёх лет. Затем будут смотреть на его самочувствие и уже решат, оставить таблетки или нет.

Препараты, которые необходимы Игнату, — гормональные, поэтому дорогие. Мальчику они полагаются бесплатно, но в Иглинском районе, где живет семья, получить их не так-то просто.

— Кому как, конечно, но для нас дорогие. Одна упаковка стоит 1 000 рублей, в месяц ему необходимо две. Времени бегать, выпрашивать таблетки просто нет. Один раз дали две пачки. После этого обращались, но наш педиатр говорила: «Я заказала лекарства, пока их нет». Не понимаю, как так? Выписывают дорогущие лекарства, которые потом получить невозможно, — недоумевает Анна.

Экспертиза

В прошлом году СМИ подняли шумиху по поводу истории Анны и её сына. После ампутации ручки новорождённому родители обвинили врачей в халатности.

По данному случаю следком республики организовал сначала проверку, а затем возбудил уголовное дело. Но обвинение никому так и не предъявили — тяжбы с медицинскими учреждениями длятся долго, для начала необходимо дождаться заключения судебно-медицинской экспертизы.

По словам Анны, следствие по делу еще не окончено, семья всё ещё ждёт результатов исследований. Первая экспертиза, которую проводили в Удмуртии, вины врачей в случившемся не нашла.

— Якобы причиной ампутации стал оторвавшийся тромб. Но мы в это не верим. Решили делать повторно, уже в другом регионе, — говорит Анна.

Семья намерена добиться от руководства больницы выплаты компенсации морального вреда.

— Цели кого-то посадить за решётку у меня нет. Хочу, чтобы у моего сына был хороший протез, который мог бы реагировать на движение, — признается мать годовалого мальчика. — Мы консультировались с хирургом, он сказал, что протез лучше делать, когда подрастёт. Лет в 18, сразу дорогой, хороший. Сейчас ему могут поставить обычный. Пока в год не думаю, что он ему нужен. Потом, когда подрастет, может, поставим обычный. Посмотрим.

Если вы хотите поделиться интересной информацией, то присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассники», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 987-101-84-78. Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментировать