29 января среда
СЕЙЧАС -13°С

Уфимка «застряла» в аварийном доме без жилья и компенсации. Она считает, что виноват застройщик

Юристы — стройфирмы и независимый — рассказали, когда можно ждать улучшения условий, а когда — нет

Поделиться

Не верится, что старый, прогнивший, необитаемый дом — отнюдь не на окраине города, а сразу за красной линией на проспекте Октября в столице Башкирии

Не верится, что старый, прогнивший, необитаемый дом — отнюдь не на окраине города, а сразу за красной линией на проспекте Октября в столице Башкирии

Двухэтажный деревянный дом на улице Шота Руставели построили еще в 1956 году, аварийным его признали около трех лет назад. Сегодня в здании бывшего общежития коридорного типа уже никто не живет, всех расселили. Без денежной компенсации и жилья осталась только Гульнара (имя изменено. — Прим. ред.) с двумя несовершеннолетними детьми. Женщина уверена, что при расселении не учли ее интересы.

Почему так произошло и насколько обоснованны ее притязания, разбирался корреспондент UFA1.RU.

Спорная комната...

Как рассказала Гульнара, комнату на 13,7 квадратного метра в доме 70/7 на улице Шота Руставели она получила в 2005 году, когда работала на уфимском фанерном комбинате — тогда это было ведомственное общежитие от предприятия. При первой же возможности женщина приватизировала жилье, собственниками стали она сама и ее дети. Дочери Гульнары сейчас 16 лет, сыну — 13.

Общежитие на улице Шота Руставели построили 63 года назад

Общежитие на улице Шота Руставели построили 63 года назад

— Когда на комбинате, где я работала, поменялся собственник, общежитие передали в ведение администрации города. А в 2016 году наш дом признали аварийным, но расселения мы ждали еще долго, — объясняет Гульнара. — Насколько я знаю, по нашему дому даже уголовное дело было. Мы тогда и Путину писали, и к кому только ни обращались, но от нас везде отмахивались. Обратили внимание только после сюжета на федеральном ТВ, тогда уже сам Бастрыкин за нас взялся. Тогда и выяснилось, что деньги на наше расселение выделяли, вот только ушли они в неизвестном направлении.

По словам Гульнары, в своей комнате в общежитии на Шота Руставели она не жила с 2012-го по 2017-й, пока была замужем. Но вот уже два года, как она в разводе.

— Мне просто пришлось вернуться в эту комнатку, другого-то жилья у меня нет. Официально я сейчас не работаю, но заработок есть — даю частные уроки музыки. Когда-то я стояла на учете как малоимущая. Но там каждые полгода нужно целый ворох справок приносить. Однажды мне отказались выдать справку на бесплатное питание в школе. Не помню уже, по какой причине, какой-то там закон поменялся. В общем, учитывая, какие копейки получают малоимущие, я махнула рукой. Ну и в результате статуса малоимущей я лишилась.

Примерно в такой комнатке, по словам Гульнары, ютились она сама и двое ее детей — сын и дочь

Примерно в такой комнатке, по словам Гульнары, ютились она сама и двое ее детей — сын и дочь

А теперь Гульнара опасается обращаться в госорганы:

— Я не уверена, что органы опеки встанут на мою сторону и реально смогут защитить моих детей. Конечно, сейчас, учитывая свою текущую ситуацию, я целыми днями занимаюсь беготней, сбором всяких справок и документов.

… и спорная ситуация

В доме-общежитии на Руставели условия для проживания были спартанскими: общие туалет и кухня, душа нет, лишь помещение типа прачечной. Горячей воды, по словам Гульнары, тоже не было.

Когда-то жильцы готовили здесь семейные ужины, теперь в этом помещении не осталось ничего, что мы привыкли видеть на кухнях

Когда-то жильцы готовили здесь семейные ужины, теперь в этом помещении не осталось ничего, что мы привыкли видеть на кухнях

— Здание общежития начало трещать по швам, когда рядом стройка началась. А потом земля, на которой стоит наш дом, приглянулась строительной компании. Она и взялась за расселение. Это уже в этом году было. В первую очередь дали квартиру семье с ребенком-инвалидом. Где-то в районе Зеленой рощи, но точно я не знаю. Когда дошла очередь до меня, мне предложили 800 тысяч рублей. Разумеется, я на такие деньги не согласилась, я же на них купить ничего не смогу. Но мне начали угрожать судом, — рассказала Гульнара.

По словам женщины, как только всех расселили, она осталась в заброшенном здании одна.

— В доме начался настоящий беспредел. Я не могу караулить свое имущество, сидя в комнате круглыми сутками, мне так или иначе приходится куда-то отлучаться. И вот однажды в ноябре я возвращаюсь домой, а металлическая дверь в мою комнату вскрыта, в комнате бардак, кое-что из комнаты похитили, а с потолка льет вода. Поднялась на этаж выше посмотреть, а там батарея выломана. Именно в той комнате, что надо мной. Я тогда в полицию заявила, что меня ограбили. Если честно, меня вся эта ситуация пугает, — сетует Гульнара. — Я обычная женщина, без суперспособностей, если на меня нападут, защитить себя не смогу. Я боюсь уже не только вернуться в дом, в свою собственную комнату, я теперь и по улице с оглядкой хожу, мало ли кому я дорогу перешла.

Во всем здании не осталось ни одного жильца. И ни одной целой батареи

Во всем здании не осталось ни одного жильца. И ни одной целой батареи

Как рассказала Гульнара, она и ее дети сейчас живут то у родственников, то у друзей.

— Застройщик на переговоры идти не желает, — говорит Гульнара. — Будто они не понимают, что на 800 тысяч я ничего купить не смогу, даже маленькую однокомнатную квартиру! И теперь они намерены со мной судиться, хотя запросто могли выдать квартиру.

Застройщик договорился со всеми. Почти

Застройщик, который заинтересовался землей на улице Шота Руставели, — строительная организация ПСК-6. Их представитель, заместитель начальника юротдела Ольга Михайлова, рассказала корреспонденту UFA1.RU, что из 29 комнат в общежитии большая часть была в муниципальной собственности и лишь треть жилых помещений занимали частные собственники.

Муниципальные комнаты, которые предоставлялись по договорам социального найма, застройщик компенсировал покупкой нового жилья. Его передали в собственность города, и распределением жилплощадей занимается мэрия. Немного сложнее ситуация с комнатами, принадлежащими собственникам-физлицам.

Офис застройщика, заинтересовавшегося землей на Шота Руставели, находится на окраине города, в промзоне

Офис застройщика, заинтересовавшегося землей на Шота Руставели, находится на окраине города, в промзоне

— Почти со всеми теми, у кого жилье было в частной собственности, застройщик договорился. Одним выплатили денежную компенсацию, другим обеспечили первый взнос в долевом строительстве. Наши предложения устроили всех, кроме Гульнары, — объяснила Ольга Михайлова. — Рыночную стоимость ее комнаты независимый эксперт оценил в 626,3 тысячи рублей. Эта сумма учитывает и коммунальные условия, которые были в общежитии, и площадь помещений общего пользования, и стоимость земли под зданием. Мы со своей стороны предложили ей в качестве компенсации сумму больше, чем у оценщика, — 800 тысяч рублей. Либо мы могли бы купить для нее комнату площадью не менее, чем она занимала в общежитии на улице Шота Руставели. Эти предложения ей озвучивала я лично на встрече в администрации района. Кроме того, Гульнара встречалась с руководителем нашей компании. Так что обвинения в том, что застройщик не идет на переговоры, совершенно не обоснованы. У Гульнары даже есть мой личный номер телефона.

Представитель компании обращает внимание на то, что расселение из ветхого жилья за счет средств застройщика нельзя считать улучшением жилищных условий, поэтому рассчитывать на полноценную квартиру взамен комнатки в общежитии коридорного типа — неправильно.

— Это не улучшение жилищных условий, не увеличение площади, это лишь замена ветхого, аварийного жилья на жилье с такими же свойствами, но в безопасных условиях. Если бы Гульнара согласилась на покупку для нее комнаты, то, скорее всего, это была бы жилплощадь даже чуть больше, чем в общежитии на Шота Руставели. По крайней мере, так было почти во всех случаях за время моей практики в компании.

Неразрешимые споры решаются в суде

Если Гульнара так и не согласится на одно из предложений компании-застройщика, без суда не обойтись. Причем, как объяснил юрист компании-застройщика, в суд пойдут не они сами, а муниципалитет. Застройщик же в процессе будет участвовать лишь как заинтересованная третья сторона, которой предстоит выплатить компенсацию. Ее судья определит, исходя из заключения независимого эксперта-оценщика.

Темные коридоры покинуты словно полвека назад, ходить по ним небезопасно — в прогнивших полах тут и там дыры

Темные коридоры покинуты словно полвека назад, ходить по ним небезопасно — в прогнивших полах тут и там дыры

— Есть определенный порядок досудебного урегулирования споров, который мы соблюдаем. Он состоит в том, чтобы письменно уведомить жильца о расселении, предоставить отчет о рыночной стоимости и изложить ему предложения. Для принятия решения собственнику дается три месяца. Если в течение 90 дней он никак не отреагирует на предложенные варианты, администрация обращается в суд с требованием об изъятии жилого помещения для муниципальных нужд и выселении жильцов, — рассказала Ольга Михайлова.

Юрист ПСК-6 напомнила, что для улучшения жилищных условий существует специальные госпрограммы, а расселение за счет застройщика — совершенно другие правоотношения.

— Конечно, нередко встречаются жильцы, которые не согласны на переселение просто по той причине, что не знают норм закона. В качестве примера зачитаю вам решение суда по одному из таких случаев: «Доводы ответчика о том, что предлагаемая для переселения комната не соответствует установленным нормам предоставления жилья, основаны на неправильном толковании закона и не могут быть приняты во внимание, поскольку спорное жилое помещение предоставляется ответчику не в связи с улучшением жилищных условий, а в качестве компенсации утраченного жилого помещения».

Комментарий независимого юриста

Ситуацию Гульнары прокомментировал адвокат Замбиля Курмакаева. Она специализируется на гражданском праве, в том числе на жилищных спорах.

— Я бы рекомендовала Гульнаре все-таки урегулировать вопрос получения компенсации за свою долю собственности в сносимом общежитии до суда. Стоит учесть, что в сумму выкупа входит не только рыночная цена жилого помещения, но и стоимость доли собственника в общем имуществе всего дома и земельного участка под ним. Если собственник и застройщик не договорятся, выкуп в любом случае произойдет, но уже принудительно, в судебном порядке. И выкупная цена в этом случае будет определяться не предложением застройщика, а заключением независимого эксперта-оценщика. А в том случае, если собственник будет настаивать на предоставлении другого жилого помещения, он может рассчитывать лишь на площадь, равноценную сносимой.

Если вы тоже считаете, что ваши права нарушены или не можете разобраться в сложностях законодательных норм, но очень хотите, поделитесь своей историей. Ждем ваши комментарии, а также сообщения, фотографии и видео в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассниках», а также в WhatsApp по номеру: +7 987 101-84-78.

оцените материал

  • ЛАЙК 1
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
11 дек 2019 в 08:46

Наглость людская не знает границ. Гражданке предложили вполне себе щедрый вариант за комнату в бараке, которую подарило государство ранее, но ей мало - ей подавай отдельную квартиру. На что только не идут - душераздирающие фото, разводы с супругами, обращения в СМИ.

Гость
11 дек 2019 в 11:52

Фиктивный развод, ради квартиры, прокатывал только в СССР,

роза
11 дек 2019 в 10:44

А до выхода замуж какое жильёбыло ?