29 мая пятница
СЕЙЧАС +23°С

Баллада о коллекторе

С этого года вступил в силу федеральный закон, запрещающий использовать слово «приставы» в названиях и деятельности так называемых коллекторских агентств – компаний, специализирующихся на возвращении долгов физических и юридических лиц...

Поделиться

С этого года вступил в силу федеральный закон, запрещающий использовать слово «приставы» в названиях и деятельности так называемых коллекторских агентств – компаний, специализирующихся на возвращении долгов физических и юридических лиц в частном порядке, без соответствующего судебного решения.

Инициаторы законопроекта объясняют это тем, что в последнее время все чаще стали поступать обращения от граждан, путающих эти самые частные агентства с Федеральной службой судебных приставов.

«Это решение назрело давно, и нашей службой оно только приветствуется, – говорит начальник пресс-службы Управления федеральной службы судебных приставов России по РБ Сергей Спатар, – потому что многие сотрудники подобных организаций для повышения эффективности своей работы по взысканию долгов представляются судебными приставами, а при этом применяют к должникам методы, выходящие за рамки закона».

«На сегодняшний день работа коллектора – это как работа просветителя или психолога. Основные наши методы – телефонное информирование и выезды к должникам для проведения разъяснительных бесед, – рассказывает директор уфимского филиала долгового агентства «Пристав» Радик Аламов. – А что касается слова «пристав» в названии, то оно ведь имеет исторические корни, словосочетание «судебный» или «федеральный» мы никогда не применяли. Но в соответствии с новым законом в самое ближайшее время наша организация сменит свое наименование».

Редкий должник не вздрогнет при упоминании об этих участниках финансового рынка. Исходя из сложившейся практики коллекторская деятельность – это работа по истребованию возврата суммы долга в обход законодательно установленных процедур: судебной, исполнительного производства и тому подобных. Такие услуги оказывают коммерческие организации на основании договора с банком об уступке права требования (так называемый договор цессии).

Рынок коллекторских услуг в России довольно востребован, и одновременно их деятельность законодательно никак не регламентирована и даже не подлежит лицензированию. Нет, следовательно, и должного контроля над отраслью.

Форумы пестрят сообщениями о неправомерном давлении на лиц со стороны коллекторов, поскольку при отсутствии четких правил игры профессиональные взыскатели нередко позволяют себе слишком много. Люди жалуются на некорректные методы взыскания: запугивание и угрозы, вторжение в квартиры, «телефонный терроризм», разглашение банковской тайны или распространение ложных сведений.

Да, возможно, что практика выбивания долгов, как это было в лихие 90-е, уже давно канула в лету. Сейчас коллекторы – в первую очередь тонкие психологи. Грамотное использование дыр в законодательстве позволяет создать вокруг заемщиков атмосферу напряженности, что психологически настраивает их на скорейшее погашение долга.

И, с одной стороны, банки и коллекторов можно понять: если взял кредит, потратил на свои нужды – то возвращай! Другой вопрос – о законности методов воздействия.

К примеру, на официальном сайте одной из крупных организаций открытым текстом рекламируются методы достижения успеха во взыскании долгов: «С помощью наших информационных ресурсов мы можем влиять на поведение должников, выставляя задолженности и информацию о них для всеобщего просмотра. В большинстве случаев данные меры приносят необходимый результат за весьма короткий срок».

«Процентов на 90 эта деятельность незаконная, – считает генеральный директор ЗАО «ПРОтект. Правовые технологии», кандидат юридических наук Игорь Кадетов. – Во-первых, персональные данные физических лиц банки не имеют права продавать или распространять, потому что это является нарушением федерального законодательства. А следовательно, и сами должники могут обратиться с иском к банку о нарушении их прав. Потом, нет такой нормы в законе, позволяющей передавать право взыскивать долг. Сейчас суды уже стали отказывать коллекторским агентствам в праве взыскания, признавая договоры цессии недействительными. То есть позвонить и напомнить они еще могут, а вот приходить домой с требованиями – это уже вымогательство».

Эксперты указывают, что при сборе задолженности может играть роль и человеческий фактор. Например, в одном очень крупном банке был случай, когда сотрудник приходил к должникам домой в одежде судебного пристава и требовал вернуть кредит.

В любом случае следует знать: человек может быть признан должником только по решению суда, когда истец получает на руки исполнительный лист, дающий право требовать возврата долга.

Точку в этих спорах сможет поставить законопроект «О деятельности по взысканию просроченной задолженности», который наконец-то разработан Минэкономразвития РФ и должен быть принят в этом году. А пока совет один: берите кредит обдуманно, платите по нему вовремя и никогда не встречайтесь с коллекторами!

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!