В Башкирии пять дней тянули с удалением воспалённого аппендикса у ребёнка

Врачи не смогли поставить верный диагноз.

Поделиться

Родители Димы обратились в суд и выиграли его

В городе Октябрьском родители школьника отсудили 150 тысяч рублей за неправильное лечение аппендицита. У 14-летнего мальчика заболел живот, подскочила температура: пытаясь выяснить, чем же болен ребенок, его гоняли от одного специалиста к другому. Кончилось тем, что у больного развились тяжелые осложнения.

И только через пять дней, когда школьника показали уфимским врачам, ему поставили диагноз «аппендицит». Мальчику пришлось перенести три мучительные операции. Родители не стали спускать ситуацию на тормозах и обратились к юристам.

Корреспонденту Ufa1 они рассказали, как им удалось отсудить компенсацию морального вреда и почему они намерены продолжить свою двухлетнюю борьбу.

«Поставили ОРЗ»

История началась в ноябре 2015 года. События двухлетней давности Елена помнит, как вчерашний день.

— 7 ноября Дима пришёл из школы, сказал, что плохо себя чувствует. Измерили температуру — поднялась до 37 градусов, — рассказывает мать подростка. — Очень скоро он пожаловался на боль в животе, началась рвота. Поначалу не придали значения, дали смекту, но наутро ему легче не стало. Наутро мы поехали в приёмный покой нашей больницы. Сына приняла дежурный педиатр, назначила противорвотное и обезболивающее. Поставила диагноз ОРЗ.

По словам Елены, анализы у Димы в тот день не взяли, а сам осмотр занял буквально пару минут. После уколов подростка отправили домой.

В ночь на 9 ноября родители запаниковали — температура у Димы подскочила до 41 градуса, начался понос зеленого цвета. На дом вызвали дежурного врача, но та ничем помочь не смогла и посоветовала прийти на приём к участковому. Тогда позвонили в скорую. Бригада доставила подростка в инфекционное отделение больницы.

— Ребёнка инфекционист не осмотрела, всё записала с моих слов, назначила солевой раствор и анальгин. Когда Диме стало лучше, ему прописали лечение и отпустили домой. Ни разу за всё время врачи не настаивали на госпитализации, — утверждает Елена. — Честно признаться, я тогда ещё думала, что ноябрь, ходят инфекционные болезни, и раз врачи ничего серьёзного не находят, будем лечиться, как рекомендуют. Нам сказали, если лучше не станет, ехать в больницу.

Ответ, полученный Еленой из Минздрава

Ответ, полученный Еленой из Минздрава

Предположили кишечную непроходимость

В ночь на 10 ноября у мальчика раздуло живот, боли исчезли, температура спала до 37 градусов. Весь день мальчика лечили, как предписала инфекционист, но к вечеру температура опять поднялась и застряла на отметке 38,5 градусов.

— Днем 11 ноября мы на такси приехали в больницу. Врач ответила, что если ребёнок температурит уже пятый день, то это точно не инфекция, и посоветовала обратиться в приемный покой. Прошли пешком 300 метров до приёмника – там сказали, что нет мест. Я в тот момент подумала, что, если отправят обратно, я домой его не повезу. Сын к тому моменту едва стоял на ногах.

К семи часам вечера, по словам Елены, Диму всё-таки принял хирург. Ещё через полчаса подростку назначили УЗИ, специалист предположил наличие кишечной непроходимости. А в восемь вечера сына срочно увезли в реанимацию.

— Врач сказал, что Диме сделали все необходимые процедуры и ему уже лучше. Мы успокоились и поехали домой, сын остался в больнице. В восемь утра я уже была на пороге учреждения. Когда я увидела сына, мне стало дурно: весь бледный, он сидел на инвалидной коляске, на человека похож не был. Медики признались мне, что пока не знают, что с моим ребёнком. Созвали врачебный консилиум.

Выкачали литр гноя

12 ноября, спустя пять дней после первого обращения за врачебной помощью, родители встретились с главным врачом больницы. Руководство медицинского учреждения вместе с хирургом посоветовали семье срочную операцию, желательно в Уфе. На машине скорой помощи мальчика отправили в РДКБ.

— Я видела, что теряю ребёнка. В Уфе врач сообщил, что у сына — острый гангренозно-перфоративный аппендицит, с которым могли справиться и местные врачи. Но к тому моменту, как мы приехали в РДКБ, у него начались осложнения — аппендикс лопнул, начался разлитой гнойный перитонит. После операции хирург рассказал, что из сына выкачал литр гноя, — вспоминает мама мальчика. — Уфимские медики буквально вытащили сына с того света, за что я, наверно, никогда не перестану их благодарить.

Одну за другой Дима перенёс три операции — 12, 14 и 17 ноября. В реанимации под капельницей он провел неделю. Выписали его только 2 декабря, затем последовал длительный период восстановления.

Ответ Елене из территориального Фонда обязательного медицинского страхования

Ответ Елене из территориального Фонда обязательного медицинского страхования

«Мне просто не повезло в тот день с дежурством»

Поначалу обращаться в суд Елена не собиралась. Все изменила случайная встреча с тем самым врачом, которая первой принимала Диму.

— Она мне бросила: «Мне просто не повезло в тот день с дежурством», — возмущается женщина. — Это ей не повезло?! Никаких извинений мы так и не дождались.

— Да, мы спаслись, а если другие дети пострадают в такой же ситуации? Почему нельзя было эту элементарную операцию сделать сразу? — возмущается супруг Елены Ильшат. — На дворе XXI век, а мы аппендицит вырезать не можем. Октябрьский ведь город, и не самый маленький, — 100 тысяч жителей.

На семейном совете супруги решили, что пора действовать: они обратились в юридическую фирму и написали во все инстанции.

— В январе 2016 года я написала в Территориальный Фонд обязательного медицинского страхования, Минздрав Башкирии и прокуратуру, потом в Росздравнадзор. В апреле прошлого года получила ответ из Минздрава: «11.04.2016 проведено заседание медицинского совета, на котором были детально разобраны факты, изложенные в Вашем обращении, выявлен ряд недостатков при оказании медицинской помощи Вашему ребёнку, в том числе дефекты оформления и ведения медицинской документации». После этого мы обратились в суд, — говорит Елена. — В ходе суда сделали две экспертизы — одну в Оренбургской области, другую — в Уфе. Эксперты признали, что медпомощь была оказана с грубыми нарушениями.

«Больница требует снизить сумму»

Оперативный комментарий у руководства больницы получить не удалось: главврач находился в отъезде. Его помощник сообщила, что, кроме него, никто комментарий по данному вопросу дать не сможет, и связаться с ним можно будет только на следующий день.

Ufa1 направил запрос в республиканский Минздрав и попросил прокомментировать эту ситуацию. Ответ обещали предоставить в семидневный срок.

— Решение суда будем оспаривать и мы, и больница, — говорит Елена. — Больница требует снизить размер компенсации моему сыну, мы хотим добиться выплаты компенсации в пользу матери.

В городском суде Октябрьского сообщили, что в настоящее время требования истицы удовлетворены частично. Решение суда в законную силу ещё не вступило — в дальнейшем дело будет рассматриваться в апелляционной инстанции. Заседание пройдёт в декабре.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
22 ноя 2017 в 22:17

вообще-то аппендицит особенно у детей не так просто распознать, это вам любой профессор скажет, потому что бывает нетипичное расположение аппендикса.

Гость
22 ноя 2017 в 21:00

Страшно доверить жизнь своих детей и свою таким горе-врачам(

Тамерлан
22 ноя 2017 в 20:26

Дожили. Врачебная классификация упала до нуля. Банальный аппендицит уже не диагностируют. Система подтверждения классификации врача не работает. Регламенты оказания медпомощи не соблюдаются и за это никак не наказывают и вообще не контролируют. Башкирский государственный медицинский университет уже хотели закрыть за профнепригодность - выпускает блатняков-двоечников. Пора сделать второй заход.