«Ваш сын украл деньги!»: руководство для уфимцев — как разрулить ситуацию без инфаркта

Практикующий психолог рассказала, можно ли миром преодолеть школьные конфликты

Практикующий психолог рассказала, можно ли миром преодолеть школьные конфликты

Практикующий психолог рассказала, можно ли миром преодолеть школьные конфликты

Поделиться

Рано или поздно с проблемами школьников сталкивается, пожалуй, каждый родитель. Но если одним удается обойтись «неудами» за поведение и редкими лебедями двоек в дневнике, то для других жалобы на любимое дитятко сыплются как из рога изобилия.

— Как же так, ведь дома он — такой чудесный мальчик! — недоумевают мамы и папы ангельского вида четвероклассника.

Увы, золотые кудри и симпатичная внешность вашего обожаемого чада — еще не залог успеха среди сверстников.

Как разрулить конфликт школьника, не глотая сердечные капли и не хватаясь за ремень, корреспонденту Ufa1 рассказала практикующий психолог, гештальт-терапевт Мария Наймушина.

«У меня нет друзей»

К 10 годам мой сын научился чувствовать взрослых, как барометр бурю. Постреленок умеет подстроиться к бабушке, обожающей нравоучения, и к строгому деду, ловко добывает привилегии и бонусы из отца. Кто бы мог подумать, что найти общий язык с одноклассниками для него — настоящая проблема?

— Мама, у меня нет друзей, — сын пришел из школы чернее тучи и запустил портфелем в кошку.

За сладким чаем с печенюшками выяснилось, что класс давным-давно разделился на кучки по интересам: они и на переменах друг дружки держатся, и с уроков уходят вместе. А мой, умный и красивый, оказался изгоем.

Как завести приятелей?

— В ситуациях, когда ребенок оказался изгоем, напоминаю: противостоять групповому давлению (ни когда бьют или унижают, ни когда игнорируют) в силу возрастных особенностей дети не могут, — говорит Мария Наймушина. — Эта ситуация будет невыносимой даже для взрослого, поэтому любые «успокаивающие» слова, например, «Просто не обращай на них внимания», «Подумай, что ты делаешь не так», «Просто научись общаться с ними» будут обесценивать переживания ребенка и оставлять его один на один с проблемой, чего делать категорически не стоит. Что важно сказать: признать, что это очень обидно и больно, когда тебя унижают или намеренно избегают общения. Этим ребенку возвращается ощущение «нормальности», что с ним все в порядке, и его чувства услышаны. Второе — озадачиться тем, что же происходит в классе и как так вышло, обсудить это с классным руководителем (пытаясь найти союзника, а не виноватых), выяснить причины разрозненности класса и начать решать их совместно. В каких-то классах помогут отдельные беседы или работа ребенка с психологом, а каких-то будет обнаружена школьная травля, требующая системной работы сразу многих взрослых.

Чувствовать себя изгоем не по силам даже взрослому

Чувствовать себя изгоем не по силам даже взрослому

Поделиться


«Семеро на одного»

В классе у сына — все стандартно: есть ботаны, зубрящие урок от корки до корки, ничем особенно не выдающиеся «середнячки», и «бомонд» — дети, упакованные в брендовые шмотки. Вот эти последние, по словам однокашников сына, держат в страхе добрую половину класса: выворачивают и пинают вещи из рюкзака, ломают линейки, таскают карандаши. Дать им отпор решится не каждый — ребята почему-то на голову выше сверстников, да к тому же занимаются какими-нибудь единоборствами.

Достается от них и моему «середнячку».

— Сегодня на физкультуре, пока учитель не видел, мне залимонили в лицо снежком, натолкали снега за шиворот, потом повалили, а Петька с размаху прыгнул мне на спину, — заливаясь слезами, бубнил в телефонную трубку сын.

Стабильно раз в месяц юных колобродов водят на ковер к завучу. Неделю в классе царят мир и дружба, но потом все съезжает на старые рельсы.

Как ребенку постоять за себя?

— Какой взрослый сможет постоять за себя, если на него постоянно нападают несколько других взрослых? В голову приходят только герои Джеки Чана, но это только кино. В действительности таких взрослых практически нет. А детей — тем более, — говорит эксперт. — В ситуациях группового давления и насилия постоять за себя ребенку может (и должен) помочь взрослый. Любой небезразличный взрослый, который видит происходящее, где бы оно ни происходило. Допуская, что ребенок может и должен постоять за себя сам в ситуациях, где его жизни и здоровью грозит опасность, мы оставляем его без последней надежды на защиту. Поэтому советую обратиться к родителям или иным небезразличным взрослым рядом. В описанной вами ситуации других вариантов нет и быть не может, ребенку не справиться с тем, с чем (судя по описанию) не справляется школа. Для того чтобы ребенок доверился взрослому, необходимо доверие между ними и вера ребенка в то, что к нему отнесутся серьезно, поверят и придут на помощь. Если ваш ребенок вам жалуется — это не проблема, напротив, это большая ценность, ведь он верит в то, что вы сможете помочь.

В ситуации группового давления ребенок может рассчитывать только на помощь взрослого

В ситуации группового давления ребенок может рассчитывать только на помощь взрослого

Поделиться


«Ваш сын бьет детей»

Интересная деталь: на разборах у завуча выясняется, что «дает прикурить» однокашникам и мой розовощекий ангел.

— Он Петю пнул, — кидается на защиту президента класса учительница.

При этом Петя — вихрастый богатырь с тяжелым взглядом — нисколько не горюет: уныло разглядывает ворон за окном.

Обвиняемый совершенно искренне негодует: как же так? Ведь ему Петя и трое вассалов заломили руки и прижали к полу. Единственное, что оставалось — отвесить обидчику пинок. Но учительница и завуч к доводам моего «середнячка» почему-то глухи: виноват именно он, а не любимчик Петя, и баста.

Кто прав?

— У вопроса «кто прав?» всегда есть «братец» — «кто виноват?», и в отношениях между детьми стараюсь не использовать ни тот, ни другой: каким бы ни был ответ, он никак не продвинет нас в разрешении проблемы, — говорит Мария. — Тут не виноват никто, а применившие насилие — в ответе за содеянное. Как так получилось, что в классе можно бить — вопрос в первую очередь к взрослым, которые детский коллектив окружают и «задают в нем тон». Если насилие (физическое, психологическое и прочее) стало системой отношений в классе, и есть повторяющиеся инциденты с драками, порчей вещей, унижениями или бойкотами — это болезнь всего коллектива, у которой есть название — травля. Сами дети с ней не разберутся, и необходимо вмешательство взрослых для того, чтобы изменить систему изнутри, создать нормы и правила, обсудить происходящее с детьми и организовать новую комфортную и безопасную среду для учебы. Если вернуться к мальчишке, пострадавшему от Пети, то, как вы думаете, что он в первую очередь ждет от родителей? Безусловно, он ждет поддержки и понимания, ведь ему просто не от кого еще ее получить. У ребенка достаточно оппонентов и врагов в окружающем мире, пожалуйста, не лишайте его самых важных союзников — родителей.

С насилием в школе без поддержки взрослых ребенок не справится

С насилием в школе без поддержки взрослых ребенок не справится

Поделиться


«Ваш сын украл деньги»

К известию, которое я получила погожим мартовским днем, наверное, бывают готовы мамы хулиганов. Я же, когда позвонила учительница и с придыханием сообщила новости, просто вросла в пол:

— Ваш сын украл деньги! Маша сказала, что он забрал у нее 200 рублей!

И хоть умом-то я понимала, что это неправда — каждый день сын получает 50 рублей на карманные расходы, но остановить аритмию уже не могла. Не помогла даже тройная доза корвалола.

Что делать?

— Первым делом — успокоить сердце и решить для себя: что же именно так его растревожило? Что ужасающего произошло в том, что Маша обвинила вашего ребенка в краже? Возможно, причиной стало то, что учителю и девочке в какой-то момент поверилось больше, или, может быть, поверив, в голове начали проноситься фантазии о том, что «он теперь всегда так будет делать», — считает психолог. — Да, это очень и очень тревожные рассуждения и мысли, которые к реальности не имеют никакого отношения. Это инцидент, обвинение, которое до прояснения не означает ровным счетом ничего и уж тем более не определяет всю будущую жизнь вашего ребенка, который раньше таких штук и вовсе не делал. Первое — остановить бесконечные потоки пугающих мыслей любыми способами: поговорить с кем-то, позвонить на детский телефон доверия, просто сказать себе: «Стоп! Зачем я это делаю?» Второе — спокойно разбираться в произошедшем, и, каким бы ни был результат, отнестись к своему ребенку с терпением и пониманием, оставаясь на его стороне даже в тех случаях, когда его поступки вам не нравятся.

«Я не хочу в школу»

Признаюсь честно: в школу я ходила без особенных восторгов — надо, значит иду. А разве были другие варианты?

Поэтому, когда поутру сын залип на умывальнике, грустные глаза переполнили слезы, и он со вздохом изрек: «Мама, я больше не пойду в школу», я растерялась.

— Вот просто не хочу, и все, — опустошенным голосом повторил четвероклассник.

Кто-то из родителей, услышав эту фразу, отмахивается и проявляет характер: мол, надо — иди, и выставляет чадо за дверь. Другие, наоборот, идут на поводу и позволяют денек повалять дурака дома.

А как поступить правильно? И вдруг за капризом прячется серьезная проблема?

— Важно отнестись к словам ребенка серьезно. Ведь даже в отсутствии кажущихся серьезными проблем у вашего чада есть достаточные основания не пойти на уроки. Это может быть как ссора с другом, так и хронический стресс или начало заболевания — каждая из этих проблем достаточна, чтобы к ней прислушаться и поискать варианты решения, — уверена Мария. — Если ребенок не хочет идти в школу, это признак того, что там происходит нечто, с чем он не может справиться, и я всегда рассматриваю такие слова детей как просьбу о помощи, нуждаемость в опыте, тепле и внимании родителя.

Если ребенок не хочет идти в школу, значит там происходит нечто, с чем он не может справиться без родителей

Если ребенок не хочет идти в школу, значит там происходит нечто, с чем он не может справиться без родителей

Поделиться


«Мы оставим его на второй год»

Прилежно учатся и плачут из-за троек редкие школьники. Есть и такие, кому постигать науки действительно интересно. Но встречаются и такие школяры, что блещут эрудицией в самых разных областях, а в дневнике — не протолкнуться от «лебедей» пузатых двоек.

— А что такого? Разве оценка — это важно? — поднимает на меня глаза сын и самозабвенно утыкается в компьютер.

Может, и правда, неважно, и пусть горячо любимое чадо с IQ 100 пополнит ряды дворников.

Но как это объяснить завучу, которая обещает оставить ребенка на второй год?

— Завучу не нужно объяснять, это часто трактуется как оправдания, а обвинять в нашей культуре слишком принято, — считает психолог. — У классного руководителя и завуча я бы спросила — как так вышло, что ребенок стал неуспевающим? Что уже школа предпринимала, чтобы решить эту проблему? Как я могу помочь своему ребенку в освоении программы? Что мы можем сделать совместно со школой, чтобы сын не остался на второй год? И в зависимости от полученных ответов стала бы думать дальше — как быть? Разбираться в причинах, по которым ребенок учиться не хочет, и варианты помощи ему в этом.

«Мама, меня высмеивает учительница»

Эту историю мне рассказала приятельница Марина. Ее дочь Лиза, тоже четвероклассница, стала объектом тирании педагога. Марина вертится как белка в колесе, разрываясь между двумя детьми, мужем и низкооплачиваемой работой на почте, и времени на дочь почти не остается. Лиза растет тихой и безответной, но невероятно доброй: зимой отогревала в варежке замерзшую синичку.

— Кто медленней всех в классе? Конечно, Лиза! А ты можешь контрольную сразу сдать и не мучиться, все равно поставлю тебе двойку! И это учительница говорит при всех, и все смеются! — заливалась слезами девочка, когда я очередной раз пришла в гости.

Неудивительно, что и у Лизы нет друзей, как и желания ходить в школу.

Как спасать ситуацию?

— Вмешиваться. Однозначно вмешиваться и прекращать. Защищать ребенка, так как ситуация, в которой учитель постоянно выделяет одного ребенка в классе в негативном ключе, практически всегда ведет к негативным последствиям для всего класса и этого ребенка в первую очередь, — уверена Мария. — Обращение, которое вы описываете в случае — это эмоциональное насилие и унижение. Делать аудиозаписи, подкреплять свои слова доказательствами и идти к этому педагогу разговаривать о происходящем. Не с угрозами, а с целью выяснить — является ли для нее происходящее нормой. Если да — идти к классному руководителю, завучу или директору и обсуждать с ними ваше намерение защищать своего ребенка, спрашивать их мнения о ситуации и искать выходы совместно. Ребенку не нужен опыт насилия, из которого он вынесет идею «так со мной можно», в силах родителя дать ребенку шанс этого опыта избежать.

Опыт насилия может превратить ребенка в постоянную жертву

Опыт насилия может превратить ребенка в постоянную жертву

Поделиться

«Ваш сын торгует в школе»

А этот случай — из жизни племянника-пятиклассника. Вася вырезал из картона с десяток закладок, разрисовал и предложил одноклассникам купить. Один паренек запал на самоделку и обещал взять аж за тысячу. Деньги он назавтра и правда принес.

Вася пришел домой гордый, как именитый купец, и за ужином перед родителями похвастал:

— Скоро я куплю себе кроссовки!

Родители хихикали ровно до следующего утра, пока не позвонила завуч:

— Ваш сын торгует в школе! Уже поступила жалоба!

Злосчастную тысячу однокласснику, конечно же, вернули, Васю отшлепали и лишили похода в кино.

А вдруг ему отбили предпринимательскую жилку?

— Как минимум ему отшлепали пятую точку и привнесли некоторый новый опыт. Какой — знает только Вася. Сказали ли ему родители, за что он наказан? Как он это понял? Какие выводы сделал — непонятно. И грустно, да. Еще бы я сказала, что одиноко, ведь поделиться своим маленьким горем (как и радостью чуть раньше) Васе теперь не с кем, — говорит психолог. — Откуда ребенок мог узнать о том, что так поступать нельзя? Есть ли в школе какие-то правила о деньгах и торговле? Разговаривают ли об этом учителя и родители с детьми или (что бывает гораздо чаще) просто подразумевают, что дети «и так все сами знают»? И сколько еще таких творческих и предприимчивых Вась сидят на отшлепанном месте и грустят? Допускаю, что много. И предлагаю всем взрослым сделать этот мир на одну отшлепанную попу беднее: просто рассказывая ребенку в дороге, за обедом или ужином, вечером перед сном или в походе о том, что можно в обществе или школе, а чего лучше не делать, о чем стоит сначала спросить папу или маму, а потом реализовывать, как быть, если тебе пытаются что-то продать или настойчиво предлагают купить, и еще сотни и тысячи жизненно важных вопросов, ответы на которые ребенку очень важно от нас получить.

В дороге, за ужином, перед сном - рассказывайте ребенку что можно делать в школе, а чего нельзя.

В дороге, за ужином, перед сном - рассказывайте ребенку что можно делать в школе, а чего нельзя.

Поделиться


Фото: Тимур Шарипкулов

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter