11 декабря среда
СЕЙЧАС -2°С

Учительница про путешествие по дикой Канаде в одиночку: «Сурки сменялись чёрными медведями и гризли»

Уроженка Стерлитамака прошла почти 3000 километров по Заполярью за 58 дней

Поделиться

Эпиграфом к своему рассказу Настя выбрала строку из произведения «Один человек, две собаки и 600 миль на краю света. Опасное путешествие за мечтой» Дейва Метца: «... моё сердце начинает взволнованно биться в предвкушении начинающихся приключений»

Эпиграфом к своему рассказу Настя выбрала строку из произведения «Один человек, две собаки и 600 миль на краю света. Опасное путешествие за мечтой» Дейва Метца: «... моё сердце начинает взволнованно биться в предвкушении начинающихся приключений»

Анастасия Янгирова родом из Стерлитамака, но живет и работает в Москве — преподает математику в школе. Этим летом Анастасия побывала в одиночном походе в Канаде — за 58 дней, или 83 520 минут, она одолела почти 3000 километров водных, грунтовых и асфальтированных дорог. О своем путешествии, которое Анастасия окрестила «Вяленький цветочек», она рассказывает подписчикам на своей странице в соцсети. В первой серии она рассказала, как выбирала маршрут и транспорт. Сегодня пришел черед второй серии — Настя поведала о знакомстве с вечной мерзлотой, настоящим заполярным «зимником», дикими пчелами и ответила на вопрос, почему отважилась путешествовать одна. Приключения «Вяленького цветочка» мы решили оформить как сериал — следите за публикациями.

Хорошо это или плохо, но я стараюсь ничего не планировать — ни в жизни, ни в пути (сказал человек, который больше года проработал в планово-экономическом отделе одной крупной компании России, после чего разочаровался в бизнесе и вернулся в науку и образование). Но это вовсе не значит, что я ни к чему не стремлюсь!

Просто стараюсь жить мечтами, которым не суждено сбыться, а значит, и не расстраиваюсь, когда что-то идёт не так. И в этой поездке всё было именно (не) так. Уже в аэропорту Ванкувера всё пошло наперекосяк: за два часа до вылета рейс до стартовой точки маршрута (городка Yellowknife) был отменён, и пришлось расчехлить велосипед почти в двух тысячах километров от неё. Потом меня начали сдувать встречные ветра и смывать дожди, велостопить дикие звери и кусать кровососы… В общем, непредвиденные обстоятельства (в походе их ещё называют «приключениями») даже не пытались обойти меня стороной, заставляя играть по своим правилам.

Однако даже по прошествии почти 3000 километров водных, грунтовых и асфальтированных дорог своим ходом я была полна сил и энергии как никогда! 58 дней северных красот и дикой природы заполярного края — это был самый удалённый и продолжительный поход в моей жизни! Но даже сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что и это ещё не предел...

«Почему одна?» — очередной вопрос, не дающий покоя всем почитателям моих путешествий. Во-первых, я не одна. У меня есть двухколёсный друг — прекрасный собеседник и терпеливый слушатель! А во-вторых, чего таить — у меня слишком социальная профессия, поэтому отдыхать я предпочитаю в одиночестве. И, поверьте, этим летом мне удалось отдохнуть в этом смысле по полной программе!

Разбавив наш с велосипедом привычный походный тандем третьим другом, рафтом, мы отправились в путь. То ли от «общения» с новым другом, то ли от частых встреч с англопонимающими медведями (смех смехом, а на русские аналоги go away они реагировать отказывались!), но моя копилка английских слов пополнилась на permafrost, loose gravel, musk-ox, aqpick и swelling. Пожалуй, именно в этих пяти словах и кроется вся уникальность похода. Но не спешите лезть в словарь! Ведь их значение вы узнаете совсем скоро!

Начну с простого — permafrost. «Вечная мерзлота» для меня не нова — я уже встречала и домá на сваях, и скованную в самый разгар лета льдом землю, однако об английском аналоге этого слова никогда не задумывалась, пока этот самый frost [«мороз»] не начал поджидать меня на каждом углу и становиться perma [«постоянным»] во всех смыслах!

В тепличных городских условиях моя любимая зубная паста никогда не казалась такой агрессивной, как морозными утрами за полярным кругом

В тепличных городских условиях моя любимая зубная паста никогда не казалась такой агрессивной, как морозными утрами за полярным кругом

Именно ему я обязана всем своим проделанным километражом — именно он побуждал меня проводить как можно больше времени в движении, заботливо регулируя скорость в пути: разгонишься быстро, подобно мотоциклисту, — тут же замёрзнешь от встречного ветра, начнёшь медленно передвигать руками и ногами, словно засыпающий за рулём автомобилист, — вскоре околеешь от холода…

Впрочем, особо быстро передвигаться по маршруту у меня и не получалось. И дело было не только в «быстроходности» велосипеда и рафта, но и в дорогах. Dempster Highway — чуть ли не единственная дорога в Канаде, которая целиком и полностью проложена по вечной мерзлоте. Однако, являясь трассой федерального значения и непрерывного грузопотока, она не асфальтирована ни на нанометр! Рискнув отправиться навстречу океану по земле, будьте готовы на пути к нему забуриться по середину колеса в болотную грязь, эквилибрировать по разбитой колее за грузовыми авто, трястись по грейдерным стиралкам до потери чувствительности пальцев рук и ног, сточить протекторы покрышек своего вездехода торчащими из дорожного полотна остриями камней и непременно свалиться в кювет — уж если не от встречи с диким зверьём, то от обилия скользкой глины и слизкого щебня под потёртым протектором, это точно.

Но, прокатившись по этой дороге, вы в прямом смысле сможете прочувствовать каждый камешек нашей планеты всем своим телом и, поверьте, ни за что не останетесь равнодушным!

И если раньше добраться до океана летом можно было лишь по воздуху или воде, то с ноября 2017 года это можно сделать и по земле — канадские власти снабдили существующий зимник (кусочек будущей MacKenzie Highway) последним мостом и открыли круглогодичную трассу до самого океана! Но, сразу предупреждаю, такого количества loose gravel [«свободного гравия»] я не встречала ещё нигде! Особенно не скупятся на него власти северо-западных территорий. Щедро посыпая грунтовые дороги гравием, они превратили путь от границы с Юконом до берега Северного Ледовитого океана в настоящий ад. То ли это особые индейские методы строительства всесезонных дорог, то ли и правда другие технологии здесь не приживаются, но, поверьте, чем ближе вы будете приближаться к заветной цели (океану), тем острее ощутите всю прелесть дорожного полотна. Передвижение на велосипеде по такому обильному слою loose gravel можно сравнить разве что с поездкой по песку!

Велосипед то и дело утопает в рыхлом «грунте» из камней<br>

Велосипед то и дело утопает в рыхлом «грунте» из камней

Однако и за пределами Dempster Highway расслабляться не стоит. И если в России летом принято чинить водопровод, то в Канаде — дороги, даже асфальтированные трассы, лёгким движением ковша тяжёлой спецтехники превращаются в пыльный бедлам.

В горку с 10-процентным уклоном (за поворотом) — по «асфальтированному» Klondike Highway

В горку с 10-процентным уклоном (за поворотом) — по «асфальтированному» Klondike Highway

Будто бы понимая всю сложность «выживания» в седле в условиях Заполярья, велосипедисту тут разрешают абсолютно всё! Ну, точнее, его ни за что не штрафуют. Например, весь поход я свободно разжигала костры в неотведённых местах (не забывая про технику безопасности, конечно), чтобы хоть как-то согреться холодными вечерами, и несколько раз ночевала на day use areas [«стоянках дневного пользования»], само название которых как бы намекает на часы их работы. Но если бы кто и приехал в ночи, чтобы оштрафовать или прогнать с day use area, то я могла смело ткнуть в небо и возразить: «Так ведь день же ещё! Полярный день. А у меня просто послеобеденный сон».

В третьем часу ночи закатные сумерки начинают сменяться рассветом

В третьем часу ночи закатные сумерки начинают сменяться рассветом

Шарахаясь от каждого шороха в кустах, я круглыми сутками пристально разглядывала лесные заросли вдоль дорог — мыши, суслики, зайчики, дикобразы и сурки сменялись бизонами, лосями, овцебыками, чёрными медведями и гризли.

Musk-ox — «овцебык»

Musk-ox — «овцебык»

И если на 850 километров шумного и пыльного Dempster Highway мне повстречался всего лишь один бурый гризли, то сплав по Маккензи и 555 практически пустынных километров до него запомнились настоящим канадским сафари.

Найди мишку

Найди мишку

Дабы казаться для медведей большим и страшным существом, я старалась не расставаться при встречах с ними ни с велосипедом, ни с рафтом: одним я запомнилась полужелезным кентавром, другим — жёлтой резиновой уточкой, третьим — размахивающей веслом над головой гигантской стрекозой. Однако хозяева леса (ведь если подумать, то непрошеным гостем была именно я!) приходили проведывать свои территории и на закате дня, когда велосипед с пакрафтом уже отдыхали после тяжёлого трудового дня, и на рассвете, когда они только готовились в путь. И для таких встреч у меня под рукой всегда были оборонительные средства поменьше: в кармане лежал патрон для хлопушки, на шее болтался свисток, а с пояса свисал тяжёлый перцовый баллончик «(анти)медвежий спрей». Ну а изюминкой всех средств самообороны было оружие современной Рапунцель — сковородка.

Густых зарослей и нежелательных встреч было так много, что от ковша под конец похода не осталось ни одного живого места!

Густых зарослей и нежелательных встреч было так много, что от ковша под конец похода не осталось ни одного живого места!

К счастью, лесные заросли близ дорог чаще были украшены не тёмным мехом дикого зверья, а яркими красками сочных ягод, которые, кстати, и заставляют этих самых зверей пастись у дорог.

То ли у канадцев не принято есть то, что не растёт в магазине, то ли они просто не знают, что это съедобно, но даже изобилующие людьми дороги и тропы усыпаны нетронутыми полянками земляники, малины, брусники, черники, шиповника и, царицы всей тундры, янтарной морошки! Такого вкусного походного лета у меня ещё никогда не было!

Aqpick, также известная как cloudberry [«облачная ягода»], пока ещё неспелая, но уже на подходе!

Aqpick, также известная как cloudberry [«облачная ягода»], пока ещё неспелая, но уже на подходе!

Погода, дороги, дикие звери и ягодные полянки — естественные, но далеко не последние факторы, заставившие корректировать маршрут в пути. Ведь есть ещё поломки и болезни… Нет, тьфу-тьфу, но велосипед с рафтом не чихнули ни разу! Что нельзя сказать о сломавшейся солнечной панели, оставившей меня в глухом походе в одиночестве без единой связи с дарами цивилизации — электронных книг, — и себе… Никогда бы не подумала, что в походе выгляжу и уж тем более пахну как цветочек! Однако на утро третьего дня меня укусила какая-то пчела или оса, причём в самое важное для велосипедиста место — ногу!

Уже через пару часов после укуса появился swelling [«отёк»], который не просто не спал за три дня, но и, наоборот, увеличился до таких размеров, что я больше не могла ни сгибать ногу в стопе, ни опираться на неё, ни даже просто лежать, касаясь ею пенки. Стало понятно, что это никакая не аллергия (да и, тьфу-тьфу, не аллергик я), а самая настоящая инфекция (кто знает, каких медведей до меня кусала эта пчела), поэтому пришлось срочно обращаться к врачу.

Это и стало определяющим фактором в выборе места старта водной части маршрута: мне с большим трудом удалось добраться до Fort Simpson (первому поселению на берегу Маккензи на моём пути), где и решено было спустить рафт на воду. До «конца» всесезонной дороги (коммуны Wrigley) оставалось ещё 222 километра грунтовки, но даже это с опухшей ногой мне представлялось каким-то недостижимым расстоянием, поэтому решено было надуть рафт именно там. Ну а зимник до Fort Good Hope я не видела даже издалека — рафт сдула лишь спустя 22 дня, когда нога окончательно пришла в себя. Итого 350 «запланированных» километров по воде вылились во все 1100…

Чтобы не дублировать на велосипеде путь от Tsiigehtchic (Arctic Red River) до океана и обратно, уже на воде (а не дома с интернетом) меня настигла идея выйти в дельту Маккензи и добраться на рафте до самой северной точки моего маршрута, коммуны Tuktoyaktuk, а там уже вновь оседлать велосипед и проехать весь Dempster (с кусочком MacKenzie Hwy) на юг.

Однако, поплескавшись на волнах Маккензи, уже после первой бури я оставила эту идею — даже если мне удастся сориентироваться в дельте, взяв курс в правильную протоку, справиться с волнами в океане я бы уже не смогла, а плыть дальше, в гости к полярным медведям, я этим летом не планировала. Мне хватило и чёрных.

Коротко о двухмесячном походе в одном кадре: где была, что делала, с кем виделась

Коротко о двухмесячном походе в одном кадре: где была, что делала, с кем виделась

Поэтому решено было сойти на землю именно в Tsiigehtchic — первом населённом пункте, где Маккензи пересекает Dempster Highway. В сумме период восстановления занял без малого 4 недели. Снова крутить педали я начала именно в Tsiigehtchic.

И вот, казалось бы, я снова в седле, изнывающие от последних трёх недель руки получают заслуженный отдых, а затекавшие всё это время ноги снова возвращаются в строй, как… Вы будете смеяться, но наступает утро третьего дня очередной велосипедной части моего маршрута, и меня кусает очередной кровосос… Вот только нога уже правая!

Очередная ахиллесова щиколотка вновь пухнет не по дням, а по часам и вынуждает в очередной раз обратиться к врачу. Тут ещё и природа неожиданно вспоминает, что она северная, и погода в мгновение ока превращается из сухого жаркого лета в дождливую холодную осень.

С трудом опираясь на опухшую ногу, я сутками валялась в палатке, выжидая погоду, но ноге лучше не становилось. Плыть по шиверам Маккензи в обратном направлении на рафте не представлялось возможным. Грунтовый Демстер сильно развезло, мороз брал своё — я даже не могла натянуть ботинки, чтобы хоть как-то согреть окоченевшие пальцы ног.

Колени согревают наколенники из верблюжьей шерсти, голени — гетры из ячьей, а ступни —&nbsp;водонепроницаемые носки

Колени согревают наколенники из верблюжьей шерсти, голени — гетры из ячьей, а ступни — водонепроницаемые носки

Медленно, но верно я подбиралась к той самой грани, переступив которую оставалось только сойти с маршрута…

Но желание побывать в горах оказалось сильнее. Я добралась до Mount Tombstone Territorial Park — стиснув зубы, на один день натянула трекинговые ботинки и выгуляла их в горах!

Однако, едва добравшись до дороги, тут же переобулась в любимые и, наверное, оттого дырявые сандалики и таки финишировала своим ходом в седле!

Продолжение следует. Начало вы можете прочитать тут.

Вы знаете других отважных путешественников из Башкирии? Присылайте сообщения на почту редакции, в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассниках», а также в WhatsApp по номеру +7 987 101-84-78

оцените материал

  • ЛАЙК 1
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
10 ноя 2019 в 23:11

Какая смелая девушка! Молодец, удачи ей! Одна на велосипеде по чужим странам . Тут у себя в городе страшно уже на улицу выйти - мужиков насмерть запинывают какие то упыри 😢.

гастя
10 ноя 2019 в 21:59

лучше бы по Крыму нашему поехала, а не по вражескому Западу!

Гость
10 ноя 2019 в 21:11

Спасибо! Очень интересный рассказ. Вам бы КНИГУ написать о путешествии или док.фильм снять. Жду продолжения!