31 марта вторник
СЕЙЧАС -1°С

Старые люди, как известно, лучше помнят прошлое, чем настоящее. Особенно остро вспоминается военное время. Отец рассказывал, как мальчишкой научился резать игрушки из дерева. Вначале поленницы дров возил на казанский базар. Каждое полено стоило два рубля, вязанка – 10 рублей. Но вскоре обнаружил, что игрушку продавать веселее, идет дороже и стал резать медведей с приводным механизмом. Выживать стало полегче…

Объявление 22 июня 1941 года о начале войны послужило сигналом к покупательской панике. Люди начали делать запасы. В информации Организационно-инструкторского отдела ЦК ВКП(б) 28 июня 1941 года отмечалось: «Как сообщают обкомы, в первые дни после начала военных действий в торговой сети усилился спрос на продукты питания и промтовары, в связи с чем в магазинах образовались очереди. Наибольший спрос наблюдался на сахар, соль, спички, мыло, муку, крупы. В результате проводимой массовой работы очереди несколько уменьшились, но еще не ликвидированы окончательно».

Карточная система вновь стала способом снабжения населения товарами народного потребления в условиях дефицита. В этом случае для покупки товара надо было не только заплатить за него деньги, но и предъявить одноразовый талон. Карточки (талоны) устанавливали определенные нормы потребления товаров на человека в месяц.

Нормы снабжения зависели от характера выполняемой работы, возраста и др. Все городское население страны подразделялось по нормам снабжения на четыре группы: рабочие и приравненные к ним лица (ИТР промышленных предприятий, работники связи и транспорта, науки, искусства, медицины, доноры, учителя); служащие и приравненные к ним; иждивенцы и приравненные к ним и дети до 12 лет.

В зависимости от отраслей промышленности нормы снабжения хлебом, сахаром и кондитерскими изделиями дифференцировались по двум группам. К первой категории относились работники оборонной, угольной, нефтяной, химической, резиновой, цементной, металлургической, машиностроительной и ряда других отраслей тяжелой промышленности, транспорта, строек оборонной промышленности, цветной и черной металлургии, шахт, станкостроения, а также отдельных предприятий, отнесенных к первой категории специальными решениями правительства.

С 21 ноября 1943 года были снижены нормы снабжения хлебом: рабочие стали получать по карточкам 500-700 г хлеба (вместо 600-800), служащие – 400-450 г (вместо 500), иждивенцы и дети – 300 г (вместо 400). Нормы были восстановлены лишь в 1945 году. По килограмму хлеба в день получали рабочие и ИТР, занятые на подземных работах, в горячих и вредных цехах.

Постепенно вводилось нормированное снабжение и непродовольственными товарами. С 1 января 1942 года была начата продажа по карточкам тканей, обуви, одежды, головных уборов, белья, трикотажа, чулок-носков, мыла, некоторых предметов хозяйственного обихода и других изделий в крупных городах и промышленных центрах, а также на предприятиях, обслуживавших работников оборонных предприятий вне этих пунктов. По непродовольственным товарам не устанавливался жесткий ассортимент отпуска.

Временами возникал протест против несправедливого распределения и неспособности властей в ряде мест организовать и гарантировать установленное наверху бесперебойное распределение ограниченных товарных ресурсов. Основное содержание поступавших в ЦК ВКП(б) жалоб от жен военнослужащих осенью 1941 года сводилось к следующему: «дров не дают для отопления избы», «хлеба на трудодни не дают», «военкомат не выдает авансом в счет аттестата пособие», «нет ни обуви, ни материи», «по два дня хлеба в магазины не привозят», «в коммерческих магазинах за хлебом тысячные очереди» и т.д. Письма во власть поступали и из Башкирии: «несколько месяцев не выдают сахар и керосин», «военкомат снабжает дровами только семьи комсостава, а рядовым не дает», «спекуляция на рынке очень большая – хлеб продают за 10 рублей буханка, масло 110 рублей килограмм, молоко семь рублей литр, яйца 20 рублей – десяток, мясо 35 рублей килограмм». Это был 1941 год, когда еще сохранялись довоенные цены.

Постановлением СНК СССР от 19 февраля 1942 года рабочие оборонной и тяжелой промышленности, транспортники были переведены на централизованную систему снабжения через ОРСы (отделы рабочего снабжения). К примеру, старателям в тресте «Башзолото» с целью стимулирования выполнения и перевыполнения планов вводилось дифференцированное снабжение основными продуктами. При выполнении плана на 100% по 16 кг; на 150 и выше 32 кг. При невыполнении – отпуск муки производился в размере восьми кг в месяц. Крупы при 100% выполнения выдавалось 500 г в месяц; 150% и более – 2300 г; не выполнившим полагалось 200 г в месяц.

Ежемесячные заработки людей были невелики. Рабочие на военных заводах получали по 600-700 руб., рабочие прочих отраслей и на вспомогательных производствах – 300-600 руб., машинисты локомотивов до одной тыс. руб., врач в больнице – 600-800 руб. в зависимости от должности, машинистка в учреждении получала 200-250 руб., уборщица – 160 руб.

Что можно было купить на такую зарплату в Башкирии? Из бланка регистрации базарных цен города Баймака на январь 1943 года (один кг = руб.): пшеница – 132 руб.; овес – 72 руб.; мука ржаная, пшеничная – 168 руб. 75 коп.; сено (кубометр) – 700 руб.; капуста квашенная – 50 руб.; лук репчатый – 50 руб.; говядина – 200 руб.; баранина – 200 руб.; свинина – 300 руб.; сало свиное – 500 руб.; гусь битый – 450 руб.; молоко свежее – 35 руб. (литр); масло топленое – 875 руб., сливочное – 625 руб.; сметана – 140 руб.; корова дойная – 30000 руб.; теленок – 6000 руб.; дрова – 500 руб.
Декабрьские цены 1943 г. по городу Белорецку: хлеб ржаной – 110 руб.; соль – 110 руб.; чай – 100 руб. (50 г); водка – 400 руб. (0,5 л); спички – коробка – 13 коп.; ситец – 200 руб. (метр); галоши мужские – 1700 руб., сапоги яловые – 2400 руб., туфли дамские – 3000 руб.
(Себестоимость танка Т-34 в 1943 г. составляла 136500 рублей. – Прим. авт.)

Колхозные рынки оставались единственным легальным местом, где можно было приобрести товар без карточки. Только без денег там появляться не стоило. Цены отличались от государственных в разы. При этом государство поддерживало толкучки – так назывались в народе рынки и базары. Большинство торговых операций шли путем обмена. Обычно меняли хлеб на картошку. Соотношение было 1:8. Универсальным средством обмена была водка. Городская толкучка была местом, где встречались заинтересованные лица. Потому что там, продавая кто полено, кто игрушку, можно было купить хлеб. И что это был за хлеб. Каждый килограмм зерна был на особом счету. В 1942 году сбор зерновых составил лишь 31% довоенного уровня. Чтобы растянуть запасы, в муку добавляли капусту, отруби, лебеду…

Тотальный дефицит вел к голоду и катастрофе. В этих условиях советские власти вынуждены были пойти на жесткое централизованное распределение товаров и продукции. Иначе невозможно было накормить армию, поддержать силы рабочих у станка, дать шанс выжить старикам, больным и детям.

Вера МАКАРОВА, завсектором истории края Национального музея РБ

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!