28 ноября суббота
СЕЙЧАС -11°С

«Лучшее, что может случиться, — это дуэт с Валерием Меладзе»: певица KARINA — о планах и любви к Уфе

Артистка рассказала, на чем держится их союз с продюсером группы «Винтаж» и почему следующий альбом выйдет на башкирском языке

Поделиться

По признанию KARINA, в сотрудничестве с Алексеем Романоф они достигли нейронной связи 

По признанию KARINA, в сотрудничестве с Алексеем Романоф они достигли нейронной связи 

Поделиться

Певица KARINA — новый продюсерский проект музыканта, певца и композитора Алексея Романоф (экс-солист группы «А-Мега», создатель и участник группы «Винтаж»). Этой весной артистка представила новый студийный альбом «Дневники». В эксклюзивном интервью UFA1.RU KARINA рассказала, на чем держится ее союз с продюсером группы «Винтаж», как на самоизоляции писала вокал с певцом Ришатом Тухватуллиным и за что любит Уфу.

— Откуда берёт начало ваше увлечение музыкой?

— Я не горела музыкой с юных лет, не заслушивалась песнями западных артистов… В какой-то момент, лет в 8–9, захотела играть на фортепиано. В общеобразовательной школе было очень плотное расписание, и на полноценную музыкальную меня бы точно не хватило. Так что игре на фортепиано меня обучал репетитор.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

— Не так давно у вас вышел новый альбом «Дневники». Что вдохновило вас на его создание?

— Конкретно альбом «Дневники» мы с моим продюсером Алексеем начали писать целенаправленно. Работали над ним в мощном творческом потоке, в котором плыли вместе все то время, пока писали этот альбом, тщательно продумывая его концепцию. Мы вдохновлялись атмосферой, друг другом, нашим состоянием на тот момент. Еще я очень воодушевляюсь людьми, люблю за ними наблюдать.

— Я слышал, что сейчас вы готовите новый проект с этническими мотивами. Расскажите о нём подробнее.

— Появилась эта идея у нас давно — около двух лет назад, что было бы неплохо сделать что-то этническое, на башкирском языке — так как у меня есть башкирские корни. Башкортостан — это моя малая родина, и я свою Башкирию люблю. Очень часто туда приезжаю, мне там по-настоящему хорошо. Я много наблюдаю за людьми, которые там живут, и вижу, насколько же все-таки они благодарные и классные.

Но мы не знали, в какой именно форме лучше всего сделать этот проект. И вот где-то в январе-феврале этого года мы с Алексеем снова заговорили о том, что нужно все-таки этот проект осуществить. Так мы и начали потихоньку работать над этим проектом, нам начали помогать наши друзья.

И для меня, и для Алексея это был первый такой опыт — все-таки это песни на башкирском языке, а для меня это не родной язык. Оба моих родителя говорят на русском. И, хотя я и выросла в Башкирии, национальные моменты меня как-то не сильно затронули. Да, что-то я могла сказать на башкирском, могла объясниться, но не скажу, что я могу на нем общаться, как на русском, к моему большому сожалению. Так что для меня этот проект стал испытанием по преодолению языкового барьера.

А для Леши проект стал новой страницей в творчестве, потому что все, что он делал до этого, несло абсолютно другой посыл. Этника все-таки уже очень далекое направление от поп-музыки. Этника — это про патриотизм, про то, чтобы рассказать в песне — какая она, эта Башкирия, что в ней такого, в этой республике, в этом народе. Так что, конечно, мы столкнулись с разными сложностями: мне было непросто правильно спеть с точки зрения произношения, потому что, даже учитывая то, что я общаюсь на башкирском, все равно это происходит непостоянно. Я могу забыть, как правильно произносится то или иное слово. Я занималась с разными людьми — и с артистами башкирско-татарской эстрады, и с педагогами по вокалу, и с педагогами по башкирскому языку. И, конечно, то, что у нас получилось, — это действительно круто.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Только недавно мы получили мастер-песни из Британии. Нам помогали со сведением этих песен ребята, которые уже очень долгое время работают с Эдом Шираном. Это было наше очередное сотрудничество, которым мы остались очень довольны.

— Какой основной лейтмотив вашего творчества?

— Как и любой артист, который вкладывает в свое творчество много смысла, своими песнями я хочу помогать людям переживать какие-то моменты, так что основа моего творчества именно в этом. Если вслушаться в тексты моих песен, они про разные краски в отношениях. Ведь ни одни отношения — сколько бы они ни длились — не бывают гладкими. Отношения между людьми состоят как из приятных моментов, так и из грустных.

— Фит вашей мечты? С кем бы вы хотели поработать из наших артистов либо зарубежных? Кто из них вам нравится?

— Я думаю, лучшее, что может случиться с женщиной-артисткой в российском шоу-бизнесе, — это дуэт с Валерием Меладзе. Я его просто обожаю! Считаю, что это гениальный артист. А если мы говорим про зарубежных артистов — мне очень близок The Weeknd.

— А есть ли кто-то из звёзд башкирской эстрады, с кем вы бы хотели поработать?

— Я знакома и общаюсь со многими артистами башкирской эстрады. Кстати говоря, в нашем этническом проекте нам помогал Ришат Тухватуллин (популярный певец в Татарстане. — Прим. ред.). Мы записывали вокалы во время карантина и столкнулись с тем, что некоторые моменты не получалось спеть правильно, — Ришат помогал с правильным произношением по видеосвязи. А потом мы ему отправляли кусочки записи голоса, и он их утверждал. Помню, в какой-то момент он не выдержал: «Ребят, давайте я прилечу, буду сидеть и помогать вам». Он большой молодец, и мы очень благодарны ему за помощь. Это такое редкое сочетание — когда и артист компетентный, и при этом очень хороший человек. Я думаю, когда-нибудь мы сделаем с ним дуэт.

— Насколько я понимаю, вы большую часть времени проводите в Москве и вообще много путешествуете. Скучаете ли вы по Уфе?

— Конечно, большую часть времени я провожу в Москве — все-таки я живу, учусь здесь… Но при этом часто, особенно, когда чувствую, что начинаю скучать, я прилетаю в Уфу. Здесь я чувствую себя спокойнее — в Москве все-таки такая бесконечная беготня, эмоциональная в том числе. А в Уфе я по-настоящему отдыхаю душой. В Италии, например, я могу отдыхать две недели, и при этом все равно остается ощущение усталости. А в Уфе все иначе: могу пробыть там 3–4 дня, а ощущение при этом такое, что я пробыла в отпуске на пляже целый месяц. Самое главное, что мне есть к кому туда приезжать — там живет и работает дядя. Так что стараюсь приезжать в Уфу почаще, потому что и по городу скучаю, и по дяде.

— Также говоря про Уфу, есть ли у вас здесь какие-то любимые места? Где в городе вам нравится проводить время?

— Я могу просто долго гулять по Уфе — просто идти куда глаза глядят. Получаю от этого настоящий кайф. Люблю также ездить в пригород — в маленькие поселки, деревушки. В частности, люблю посещать деревню Алексеевка, это от города всего минут 10–15 на машине. Природа там — просто сказка! Она очень похожа на то место, где я выросла, — в детстве я была окружена именно такой атмосферой.

— У вас большая фанатская база, но одновременно с этим есть и хейтеры. Как вы реагируете на хейт в сети?

— Да, хейтеры у меня действительно есть. Раньше я реагировала на их комментарии, а сейчас… Во-первых, у меня нет времени на них реагировать, а, во-вторых, нет сил на это. Ну и плюс ко всему — Леша Романоф попытался воспитать во мне эту броню. Получилось это или нет — наверняка мы узнаем позже. Но сейчас я просто никак к этому не отношусь — и это хорошо.

— Расскажите о периоде притирок с Алексеем Романоф? Как вы начинали сотрудничать?

— Я помню, как только мы познакомились, многие мои знакомые, которые знают и его долгое время, говорили мне хором, что работать с ним будет очень трудно, потому что Леша — очень сложный человек. Мне рассказывали про него какие-то ужасающие байки. Но я привыкла проверять все на своем опыте, и почему-то мне показалось, что все приукрашивали этот момент… Так, в принципе, и оказалось. Хотя бывало по-разному.

Первый год нам действительно сложно было договориться. Мы с Лешей оба достаточно импульсивные и обидчивые люди. Плюс ко всему — период притирок всегда проходить сложно. Мы только изучаем реакции, границы друг друга. Сначала мы и ссорились, и бурчали друг на друга… Но потом стало легче. Помню, в какой-то момент я поймала себя на мысли, что работать и общаться нам стало настолько легко, что даже странно.

Спустя почти 4 года у нас все совершенно по-другому. У нас уже настолько сильная нейронная связь, что есть вещи, которые нам даже не надо обсуждать, мы понимаем все без слов. Но к этому мы пришли не сразу. Мы учились, совершали разные ошибки. И много лишнего друг другу говорили. Но в такие моменты очень важно учиться идти с человеком на контакт. Мне, например, всегда было очень легко пойти к человеку навстречу. В ссоре я почти всегда извиняюсь первой. Когда я чувствую, что перегнула палку — даже если перегнула ее меньше, чем другой человек, я лучше извинюсь, потому у меня есть четкое осмысление, зачем я это делаю. В какой-то степени это спасало наше сотрудничество.

Также помогали возраст и опыт Леши. Когда-то мой юношеский максимализм просто зашкаливал. И, конечно, эта определенная статичность, которая сформировалась в результате огромного жизненного опыта, сыграла свою большую роль, потому что Алексей сглаживал многие моменты.

— Насколько я знаю, вы совмещаете свою музыкальную карьеру с учёбой на экономиста в Высшей школе экономики. Расскажите о том, как вам удаётся это совмещать.

— Тяжело, хотя сейчас я перевелась на дистанционное обучение по ряду причин. Ситуация с распространением коронавируса сейчас по-прежнему нарастающая. А в здании, где в основном я обучаюсь, всегда очень большие скопления людей. Поэтому я приняла решение, что безопаснее будет учиться дистанционно. Для меня это к тому же гораздо проще физически — я живу за городом, и мне до университета приходится ехать час в одну сторону.

До удаленки бывало очень тяжело совмещать работу с учебой, особенно когда у меня в день очень много профильных предметов. А сейчас это дается гораздо проще — только надо четко следить за дедлайнами. Это касается не только учебы, но и музыки в том числе. Благо у меня большая команда, которая берет эту ответственность на себя и постоянно напоминает мне о том, что я должна еще что-то сделать, чтобы успеть в срок.

А помимо учебы и занятий музыкой у вас есть какие-то хобби? Чем вы обычно занимаетесь в свободное время?

— Я всю жизнь занималась спортом: с детства хожу на большой теннис. Также я много рисую — у меня есть среднее художественное образование.

— Какие ваши дальнейшие творческие планы?

— У нас сейчас запланировано очень много важной работы: монтируется несколько клипов, которые мы представим уже совсем скоро, готовится к выпуску этнический проект, также сейчас мы вместе с моей командой активно готовим новую концертную программу. А еще работаем над третьим студийным альбомом, который будет написан совместно с одной очень известной и уважаемой российской певицей, имя которой мы будем готовы раскрыть позже.

Вы знаете других выходцев из Уфы и Башкирии, которые добились успеха и признания? Присылайте сообщения на почту редакции, в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассниках», а также в WhatsApp по номеру +7 987 101-84-78.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...