22 августа четверг
СЕЙЧАС +14°С

Виноват бабушкин шкаф: писатель из Уфы создал «башкирское фэнтези» и попал в хрестоматию

Ренарт Шарипов рассказал, почему столица Башкирии отстает в литературе от Казани и Перми

Поделиться

Роман Ренарта Шарипова «Меч Урала» хвалил сам Мустай Карим

Фото: Тимур Шарипкулов

Недавно уфимский писатель Ренарт Шарипов, председатель литературного объединения УЛИСС, издал свою новую книгу «Сага старого гунна», презентация которой состоялась в национальной библиотеке и вызвала неплохие отзывы коллег и почитателей литературы. В роман вошли исторические повести о временах мирового господства гуннов и тюрков, а также повесть-сага об уфимце, которому выпало жить в эпоху перемен.

С талантливым уфимцем пообщался корреспондент UFA1.RU.

Увлекся Конаном-варваром

— С чего вдруг у тебя появился интерес к фантастике?

— В детстве жил у бабушки в деревне, учителя русского языка и литературы в районном центре Бураево. У нее в доме была большая библиотека. Читал все, что захочу, без цензуры. Позже меня увлекла серия книг про Конана-варвара. Вдохновленный этим чтивом и сам написал в семнадцать лет свой первый роман, который назвал «Золото грифов». Отец отправил мою рукопись в Петербургское издательство «Северо-Запад», и там его сразу же опубликовали, правда, под другим названием «Зло Валузии». Окрыленный я начал писать второй свой роман «Меч Урала». Отрывки из него были опубликованы в журнале «Ватандаш». И мне позвонил сам Мустай Карим и похвалил. Так и появилось в башкирской литературе новое направление, которое назвали «башкирским фэнтези». Кстати, скоро этому роману исполнится двадцать лет.

— А что было потом?

— В 2000 году Уфа на время стала столицей российских фантастов. Нам удалось провести фестиваль российской фантастики «Уфакон». В Уфу приехал мэтр литературы Сергей Лукьяненко, автор сценария фильмов про ночной и дневной дозоры. Я тогда был на коне. Меня просто раздирали по новостным телеканалам. Именно в этот год мы совместно с писателем Александром Филипповым написали новый роман «Экстернет», где в основу лег сюжет о том, что в мировое галактическое пространство был запущен некий информационный вирус с целью погубить земную цивилизацию…

— Прозорливый сюжет. Иногда, действительно, кажется, что в человеческое сообщество запущен некий вирус для его полного уничтожения.

— На этот раз наш роман ни в Москве, ни в Питере не издали. Но в Уфе произошел буквально взрыв интереса к фантастике. Писатель Эдуард Байков создал творческое объединение «Фантасофия», которое объединило более тысячи человек. Фантасты собирались в уфимском планетарии. Но общество вскоре распалось, фантасты разбежались… А мы с Александром Филипповым начали писать «Мезендиаду», серию повестей об ученом-харизмате Мезенцеве, который в одиночку пытался спасти человечество от всякого зла.

— Чем ты занят сегодня?

— В прошлом году в апреле по идее и замыслу УЛИССА была издана антология современной уфимской прозы «Уфимский хронотоп», куда вошли рассказы живущих в Уфе писателей разного возраста и пола о современной жизни в столице. Сейчас идет активная подготовка второго тома «Хронотопа». Приходится заниматься литературой урывками: я работаю в Академии наук в институте истории языка и литературы. Совмещать два дела тяжело. Как-то обидно, что мы в литературе отстаем от Казани с ее Гузель Яхиной и ее Зулейхой и от Перми с ее Алексеем Ивановым и его географом, который глобус пропил. Осмелюсь утверждать, что в Уфе не меньше литературных талантов, чем в соседних городах, но пока нет никакой поддержки от государства и нет хорошей творческой среды, где литературные таланты бы раскрывались благодаря, а не вопреки… Мечтаю о повторении «Уфакона» в следующем году…

Рассказ включили в хрестоматию

«Волчья тризна» — так называется рассказ уфимского писателя Ренарта Шарипова, отрывок из которого мы приводим здесь. Рассказ признали образцом классической литературы и включили в Санкт-Петербурге в российскую хрестоматию детской литературы — как пример литературного произведения для детей.

«Мелодия курая стелилась над степью, будто дым костра; тягучий и величавый напев будоражил души кипчаков; батыры сидели, не шевелясь, и в свете костра их непроницаемые лица казались высеченными из серого камня.

Давыд отодвинул кубок царьградской работы с недопитым вином и, затаив дыхание, вслушивался в переливы, извлекаемые из небольшой тростниковой дудочки могучими легкими Алтын-Алпа. И хотя напев был чужд и странен для князя из рода Рюрика, потомка грозных конунгов, наводивших некогда страх на франков, славян и блистательный Миклогард, но в этот раз он неожиданно почувствовал всем телом грозный дух Степи, обитавший незримо в каждом из сидящих у костра половцах.

Случилось удивительное — он, не понимавший никогда ни жизни, ни обычаев половецких, ощутил на этот раз некое единение с ними… И рука, отодвинув фряжское вино, невольно потянулась к тустаку, полному белопенного кумыса, а сердце бешено застучало в груди как копыта иноходца, несущегося по степи в вихре скачки за уходящим на запад солнцем…»

Нашему корреспонденту везет на встречи с интересными людьми. Недавно Светлана поделилась воспоминаниями о своих встречах с космонавтами и космическими изобретателями.

Если вы хотите поделиться с нами интересной информацией, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассниках», а также в WhatsApp или Viber по номеру +7 987 101 84 78.

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!