24 октября четверг
СЕЙЧАС +9°С

Как уфимский инженер эмигрировал в Германию, увидел мир, заболел раком, но выжил и написал книгу

О своих приключениях писатель поведал в эксклюзивном интервью корреспонденту UFA1.RU

Поделиться

Владимир начинал свою карьеру в Уфе

Владимир начинал свою карьеру в Уфе

Имя немецкого поэта и писателя Владимира Гесса очень известно в творческих кругах. Но мало кто знает, что Владимир — уфимец, свою писательскую карьеру начинал на уфимском заводе, а в Германию уехал лишь 15 лет назад.

Недавно Владимир приехал погостить в родную Уфу и рассказал корреспонденту UFA1.RU, как забава юности — писательство — стала делом жизни, как в Европе лечат от рака и почему он регулярно сбегает оттуда на родину.

Опусы отстукивал без отрыва от производства

С уфимским инженером-электронщиком Владимиром Мельниковым-Гессом мы работали вместе на Уфимском заводе коммутационной аппаратуры в начале 80-х годов прошлого столетия. А подружились на почве общественной комсомольской работы и любви к литературе и поэзии. Владимир писал остроумные четверостишия, которые зачитывал нам во время многочисленных наших комсомольских субботников и пикников-шашлыков на берегу Уфимки.

Ну, например, такое:

Любовь партработника

Твой поцелуй в тени акации

Я принимал без тени смущенья.

Как важную рекомендацию

К вступлению в половые отношенья.

Мы с удовольствием повторяли его остроумные строки:

Я даже просто не мужчина,

А средство для ращения рогов.

Владимир работал на заводе в отделе главного механика. А я была редактором заводского радио. Свободного времени у механиков было много. И тогда на электрической пишущей машинке, прямо в рабочее время, Володя начал отстукивать свои первые прозаические опусы. Собственно, многие из тех рассказов и легли в основу книги, которую он издал совсем недавно в Москве в Союзе российских писателей, куда его приняли несколько лет назад.

В Германии потенциал поэта раскрылся

В Германии потенциал поэта раскрылся

Талант пошел в рост на исторической родине

Любовь к литературе у Владимира зародилась в Рязани, на родине Сергея Есенина, где он учился в рязанском радиотехническом институте.

В 2004 году Володя уехал жить в Германию. В конце 90-х ничего удивительного в этом не было — многие российские немцы массово эмигрировали на фатерлянд. Пропуском в Европу ему послужила национальность мамы — российской немки. Но для нас, друзей, его отъезд был неожиданностью — он просто взял и внезапно выпал из круга общения.

После переезда в Германию поэзия и проза из хобби превратились в дело жизни. Я внимательно следила за творческой жизнью Владимира — его произведения публиковали в журналах «Смена», «Феникс», «Аманат», «Крещатик», «Бельские просторы», газете «Истоки», в поэтических сборниках «Посещение Амура», «Мой голос моему народу», в антологиях «Четвертое измерение», «Январский дождь».

Владимир — автор книг стихов «В прохладном царстве» и «Мельница времени». В 2017 году он стал финалистом литературной премии имени Сергея Есенина «Русь моя».

«Я хотел увидеть мир»

На днях Владимир Гесс приехал в Уфу, и мы встретились в кафе. Там он торжественно вручил мне толстый том своей новой книги под названием «Шестеренка солнечных часов» с автографом.

— Книга по всей Европе продается,– с гордостью сообщил Владимир. — Ее можно купить и за доллары, и за франки, и за евро…

За чашкой чая мы вспомнили наше славное прошлое и я, наконец, узнала, как сложилась жизнь Володи в Германии.

— Почему все же ты уехал? — не удержалась я от вопроса, который мучил меня долгие годы. — Ведь шесть лет ждал вызова, все башмаки истоптал по разным инстанциям.

Поэт хотел увидеть мир. И увидел

Поэт хотел увидеть мир. И увидел

— Хотел увидеть мир. И увидел. Побывал практически во всех европейских странах, во многие из которых можно приехать просто на специальном трамвае. Был в Париже, плевал с Эйфелевой башни, побывал в Венеции, в Швейцарии. Ездил в Австрию на футбол. Осмотрел все самые достопримечательные места Баварии… Побывал в центре нацистского фашистского движения, где сейчас музей. Отметился у памятника Лорелеи…

— А где вы жили в первую пору после переезда в Германию?

— В общежитии, в бывшей военной казарме. Потом нам с мамой дали двухкомнатную квартиру в городе Касселе, где и до сих пор живем. Со всей необходимой мебелью…

—Что было самым трудным вначале?

— В первое время нас просто забомбили письмами от государственной власти. Я страшно мучился, ничего не понимал в этих письмах. Вообще каждый немец рождается уже готовым к борьбе со своим государством и живет всегда наготове к очередной бюрократической атаке. А мне было тогда уже 45 лет, я привык к российской расхлябанности и пофигизму… От всего этого, от страшного напряжения, наверное, и заболел… Онкологией. Много лет уже меня упорно лечат немецкие врачи. И я жив! Получил инвалидность и живу на социальном пособии. Денег в целом хватает на все: и на безбедную жизнь, и на путешествия. Благодаря пособию, у меня много свободного времени и я могу свободно заниматься литературой, творчеством… Но от назойливой опеки немецкого государства время от времени отдыхаю в родной Уфе. Ты знаешь, что мой почтовый ящик в Касселе за день-два переполняется от писем из различных инстанций. Когда уезжал в Уфу, попросил друга доставать письма и складывать до моего приезда.

Владимир путешествует и не забывает навещать родные места

Владимир путешествует и не забывает навещать родные места

— А что еще тебе лично неприятно на фатерлянд?

— Там почти нет неформального общения между людьми. Немцы живут так: работа-дом-работа. Иногда — выход в кафе на пиво с колбасками. Подраться и то не с кем! Очень много эмигрантов-арабов. Они буквально заполонили улицы Касселя. Их можно встретить повсюду: в транспорте, на улицах, в магазинах. Их, кажется, стало больше, чем самих немцев… Но, конечно, там много и плюсов… Самый главный — я до сих пор жив, что на родине было бы сомнительным или просто невозможным при таком заболевании…

— Это тебя, наверное, Бог спас, за то, что ты отвоевал для уфимских евангелистов-лютеран их церковь в парке имени Якутова. Я помню, как ты долго ходил по инстанциям, доказывал необходимость отдать здание бывшей кирхи, со столетней историей верующим. Тогда там был чайный склад…

— Да. Теперь там сделали хороший ремонт, установили прекрасный орган, и теперь там постоянно проходят концерты органной музыки и торжественные богослужения. Каждый раз, приезжая в Уфу, я обязательно захожу туда.

В апреле Владимира ждет очередная операция в Касселе.

— За каждую такую операцию немецкие медики получают огромные деньги от государства, — рассказал он. — Потому они и вцепились в меня мертвой хваткой. На самом деле высокий уровень медицинского обслуживания в Германии поддерживается за счет многочисленных частных клиник, где лечение стоит очень дорого…

Я пожелала другу удачи и выразила надежду, что мы обязательно встретимся еще. И не раз.

Скоро у Владимира еще одна операция

Скоро у Владимира еще одна операция

Если вы хотите поделиться интересной информацией, присылайте сообщения, фото и видео на почту редакции, в наши группы во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассниках», а также в WhatsApp по номеру +7–987–101–84–78.

оцените материал

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!