20 апреля суббота
СЕЙЧАС +11°С
  • 9 апреля 2019

    Ссылка на комментарии в мобильном теперь видна!

    Дорогие читатели! Теперь оставлять комментарии на нашем  сайте в мобильной версии стало удобнее - синяя плашка со ссылкой на них зафиксирована внизу под статьей. Чтобы добавить свой, просто нажмите на карандаш. Чтобы прочесть имеющиеся, жмите кнопку «Все комментарии».

    26 марта 2019

    Поделитесь фотографией с сайта в соцсетях!

    Теперь вы можете поделиться фотографией с нашего сайта в социальных сетях. Всего одним кликом! Новая функция доступна пока только на десктопе, в мобильных версиях она появится в ближайшее время. Испытайте новинку прямо сейчас и расскажите нам об этом. Для обратной связи нажмите кнопку «Ответить».

    11 марта 2019

    Мы обновили приложение для iPhone

    Теперь мобильное приложение UFA1.RU на iPhone работает в новом дизайне. Добавилась новая возможность: нажмите на звездочку в правом верхнем углу, статья добавится в избранное, и вы сможете дочитать ее позже. Приложение мы постоянно дорабатываем, появятся новые функции. Следите за нашими новостями!

    Подробнее
    Еще

Как страховые «доят» клиентов после ДТП

Коллега прислал мне фотографию: «Какой, по-твоему, ущерб для Nissan?» Я ответил: если фара не повреждена, 50-70 тысяч. Не угадал.

Поделиться

Коллега прислал мне фотографию: «Какой, по-твоему, ущерб для Nissan?» Я ответил: если фара не повреждена, 50-70 тысяч. Не угадал.

Редактор Auto.59.ru Илья Семков попал в неприятную историю. Дело было так: ехал Илья на своем «Ланосе», светофор сменился с красного на зеленый, он вырулил на перекресток и в этот момент с поперечной улицы под него выкатился Nissan X-Trail, до этого стоявший. Видимо, решил успеть. Подробности происшествия – на страничке Ильи.

Скорость была небольшой, так что и удар показался несильным, а «Ланос» так и вовсе отделался «косметикой». Nissan досталось больше, но, судя по снимкам, повреждена лишь правая сторона машины.

По словам Ильи, владелец «Ниссана» вины не отрицал и лишь сокрушался, что его страховка каско невыгодна, если он оказывается виновником ДТП. И тут Илья решил сделать благородный жест: повреждения несильные, у обоих есть каско и ОСАГО, поэтому Илья взял вину на себя.

В результате разошлись миром: страховая Ильи заплатила «пострадавшему» 120 тысяч рублей, остальное тот получил со своей страховой по каско. Обе стороны решили, что они в расчете.

Сюрприз в почтовом ящике

Через год Илья получил претензию от страховой компании владельца Nissan. Илье предписывалось оплатить в пользу страховой сумму, которую сама страховая выплатила хозяину иномарки: 300 тысяч минус 120 тысяч, покрытых ОСАГО. Причем сделать это нужно было в весьма сжатые сроки.

Илья эту бумажку проигнорировал, и вроде бы дело улеглось. А через три года после происшествия страховая подала в суд исковое заявление, в случае удовлетворения которого Илье необходимо выплатить компенсацию в пользу страховой уже в принудительном порядке. Сумма ущерба была оценена в 253 тысячи рублей, но из-за особенностей страховки каско (видимо, была франшиза), часть оплатил сам владелец, поэтому на долю Ильи выпало 60 тысяч рублей.

Еще раз подчеркнем, что речь идет не о претензиях владельца Nissan к Илье, а об иске страховой компании «пострадавшего» в адрес виновника ДТП. И здесь нет подвоха.

Так, если клиент, застрахованный по каско, попадает в ДТП не по своей вине, страховая выплачивает ему компенсацию, а потом взыскивает с виновника ту часть ущерба, которая не покрывается страховкой ОСАГО. Это называется зловещим термином суброгация (не путать с регрессом).

Статья 965 ГК РФ: «Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования».

Вот столкнулись две машины. Вышли два адекватных человека, посокрушались. И невиновный говорит: «Да ладно, все в жизни бывает... У меня каско. Не парься сильно». Тут, конечно, происходит эмоциональное сближение сторон, они душа в душу оформляют ДТП, созваниваются, вместе собирают бумажки... Только один из них не знает, что наличие каско у второй стороны – это не всегда плюс.

В принципе, если сумма ущерба оказалась выше выплат по ОСАГО, в суд может подать и частное лицо (например, если страховки каско не было). Но есть один психологический нюанс: частное лицо придирчиво взвешивает, стоит ли связываться. Скажем, насчитали ущерб 144 тысячи, по ОСАГО выплатили 120 тысяч, а человек по факту отремонтировал машину у китайцев за 85 тысяч. И он думает: стоит ли морочиться, чтобы открысить еще 24 тысячи, если я и так в плюсе? Не все любят судиться.

Другое дело страховые. Они подают в суд гораздо чаще, а точнее – почти всегда. Для них это рутинный процесс, на выполнение которого заточен целый юридический отдел. Это конвейер: есть виновник, будет суд.

«Если юридический отдел страховой компании работает хорошо, то суброгационные претензии подаются сравнительно быстро, – поясняет генеральный директор федеральной юридической компании «ГлавСтрахКонтроль» Анна Апушкинская. – Срок исковой давности по таким делам составляет три года, и иногда в силу ряда причин, например, длительного согласования суммы ремонта с клиентом или необходимости продавать остатки конструктивно уничтоженного автомобиля, срок может увеличиваться вплоть до трехлетнего. Изначально страховая направляет виновнику ДТП претензию и предлагает решить вопрос в досудебном порядке: человек может явиться в страховую и договориться, например, о рассрочке платежа. Если человек игнорирует претензию, страховая компания подает в суд, который уведомляет виновника о датах заседания. Если виновник игнорирует суд, решение выносится заочно».

Кстати, если франшиза действительно была, то владелец Nissan мог взыскать эту часть ущерба с Ильи через суд. Другое дело, что как раз пострадавшая сторона к Илье претензий не имела.

Куртка замшевая... Три куртки!

Краеугольный камень - это размер ущерба. Проблема в том, что процедура суброгации обычно инициируется уже после того, как машина отремонтирована. Виновник ДТП успокоился, расслабился и оценкой не интересуется, ведь все решают страховые. А когда приходит иск, машина отремонтирована, и оценивать, по сути, нечего. Есть результаты первой экспертизы, есть счета за ремонт – попробуй, оспорь.

В обсуждаемом случае у X-Trail якобы повреждены обе фары (70 тысяч рублей), обе противотуманки, амортизатор, поворотный кулак, ступичный подшипник, капот, радиатор, бачок и моторчик омывателя и так далее. В общем, почти вся передняя часть машины. Были ли эти элементы повреждены, можно ли их было отремонтировать – вопрос почти риторический.

Что можно сделать, чтобы не допустить завышения суммы ущерба?

Во-первых, думать об этом нужно в день происшествия. Эксперты советуют при любых ДТП проводить фото- и видеосъемку последствий аварии с привязкой к местности. На снимках должно быть видно взаимное положение машин, осыпь стекла, тормозные следы, повреждения автомобилей, а также любые детали, относящиеся к происшествию. Все материалы нужно хранить минимум три года.

Ущерб пострадавшей стороне определяется в ходе технической экспертизы. «Страховая компания не обязана приглашать виновную сторону на подобные экспертизы, хотя такая практика существует, – поясняет Анна Апушкинская. – Как правило, если речь о страховке ОСАГО, виновных приглашают, если каско – то нет. Но виновник может написать заявление в страховую с просьбой присутствовать при экспертизе, а удовлетворит ли компания его пожелание или нет – решать ей. При этом нужно понимать, что сам по себе факт присутствия на экспертизе виновника не гарантирует ее справедливости».

Вопрос оценки ущерба чужому авто весьма превратен, и наверняка допускает всевозможные «люфты», позволяющие страховым или другим заинтересованным сторонам (прикормленным СТО, например) подтасовывать счета.

«Исходя из практики, почти каждый пункт в подобных заявлениях значительно завышен: это касается и неверной оценки износа транспортного средства на момент ДТП, и завышенных цен на запчасти, завышенной стоимости нормочаса, – делится опытом Илья Семков. – Поэтому, по моим данным, в большинстве случаев судебная экспертиза снижает оценку ущерба более чем на 50%».

Если в итоге вы получили претензию от страховой, то в первую очередь необходимо приехать в компанию и ознакомиться с материалами дела. «Основные документы, например, справку о ДТП, счета со станций техобслуживания и так далее необходимо скопировать, – советует Анна Апушкинская. – Вести подобные дела самому очень сложно, поэтому, скорее всего, понадобится юрист. Если вы не согласны с суммой ущерба, это нужно будет доказать в суде. Поскольку машина уже отремонтирована и проводить повторную оценку бесполезно, придется использовать другие методы, например, трасологическую экспертизу на основании фотографий. Эксперты-трасологи сопоставят характер повреждений и объем ремонта и дадут заключение, могло ли данное ДТП привести к тем или иным повреждениям. Также необходимо проверить каталожные номера деталей, использованных при ремонте, адекватность их цен, правильность расчета трудозатрат, стоимость услуг и так далее».

«Если страховая компания не приглашала все заинтересованные стороны на осмотр транспортного средства при проведении экспертизы, у ответчика появляется обоснованный повод усомниться в объективности экспертизы, – говорит Илья Семков. – Фактически, страховая не обязана этого делать, но имеет такую возможность».

Снизить риск суброгации

Насколько такая система справедлива? Для нас, обывателей, ответ не очевиден. Ведь, фактически, застраховав машину по каско, страховая получила от владельца взнос, который и является ее интересом. А система суброгации позволяет, грубо говоря, наполовину нивелировать все расходы страховых на оплату каско, оставив при себе премии. В жизни, конечно, далеко не все виновники порядочны и платежеспособны, но сам принцип вызывает вопросы.

Но коль скоро принцип суброгации есть и действует, езда без страховки ОСАГО тем более чревата. Въедете в дорогую машину, застрахованную по каско – владелец, возможно, вам даже улыбнется. А сумму ущерба потом предъявят вам зубры из юридического отдела страховой.

Тем более, в последнее время ОСАГО стало эффективней за счет увеличения лимитов выплат «по железу» до 400 тысяч, и до полумиллиона за вред здоровью. Да, страховка стала дороже и в среднем стоит порядка 10-20 тысяч рублей (подробнее), но она существенно снижает риск попадания на суброгацию и другие претензии пострадавшей стороны. Тем более в кризис аппетиты страховых могут только возрасти.

Желаем всем читателям, чтобы эти соображения никогда вам не пригодились.

В практике страховых компаний есть еще один похожий термин – регресс. Обычно он применяется к страхователям по ОСАГО, грубо нарушившим правила страховки: умышленный вред, алкогольное опьянение водителя, сокрытие с места ДТП и так далее. В этом случае страховая выплатит компенсацию пострадавшей стороне в рамках закона об ОСАГО, а затем взыщет соответствующий ущерб со своего клиента. Попутно страховая может установить для непорядочного клиента увеличенные тарифы при покупке ОСАГО в будущем году.

Другая сторона недвижимости
8 апр 2015 в 16:50

Такие ситуации не только в авто по страхованию, раньше были часто по сотовым (при наличии абонентской платы), сейчас - по закрытым банковским картам. Предварительное письмо обычно "смешное" (суммы небольшие, текста много, смысла мало - типа вроде что-то должны, погасите), это дает "простор" для дальнейшего взыскания с человека пеней, штрафов, сумм за пользование "чужими денежными средствами" и упущенной выгоды через пару лет. Поэтому с такой "документацией" на твое имя лучше разбираться сразу. Единственное что разрывает мозг - зачем Илья платил за Каско (где платежи больше чем за ОСАГО), чтобы потом проявить альтруизм и "взять все на себя"? И это в условиях того что оппонент виноват и в аварии (создал дополнительные трудности) и в своем выборе Каско (не нравится-оформи другую страховку). Медвежья услуга какая-то. Но если решил быть благородным - то тут уж до конца...